Розин Александр.
 
8 ОПЭСК – становление Индийской эскадры.
Хроника боевой службы.
 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18
19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32
 
4. Корабли космической программы начинают работу в Индийском океане.
 
     Успешный пуск 21 августа 1957 г. межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) показал, что головная ее часть опустилась в заданном районе полуострова Камчатка, на востоке страны, на краю земли. А дальше был океан. После пуска стало очевидно, что последние ступени ракеты могут приводняться в акватории Тихого океана. Вот тогда Сергей Павлович Королев предложил специалистам НИИ-4 разработать методы и средства слежения за головными частями ракет на надводном участке траектории для определения времени и координат их приводнения. В 1960 г. была создана Атлантическая группа плавучих (корабельных) измерительных пунктов. Первоначально группа состояла из кораблей Черноморского пароходства «Краснодар», «Ильичевск» и корабля Балтийского пароходства «Долинск». Эти суда, находясь в Атлантике, на трассе спуска космического корабля "Восток", зафиксировали и передали в Центр время включения и выключения тормозного двигателя корабля и телеметрию о работе бортовой системы и самочувствии космонавта Юрия Гагарина. В 1962 г. в связи с "лунной" и другими программами изучения дальнего космоса, запусками новых пилотируемых космических кораблей в строй вступило еще одно судно – танкер «Аксай». Суда несли непрерывную вахту до 1965 г., обеспечивая запуски пилотируемых космических кораблей и автоматических межпланетных станций. В 1965 – 1966 гг. корабли «Краснодар» и «Ильичевск» были заменены судами «Бежица» и «Ристна». Командирами судов назначались офицеры В. Бонах, Ю. Дулин, В. Журин, А. Минкин, Г. Самохин, В. Феоктистов, А. Щеглов, В. Никифоров, А. Косыгин, С. Масенков, А. Масленников, С. Прусаков. После первых удачных работ в море С.П. Королев принял решение о создании "космического флота", который обеспечивал бы выполнение задач космическими аппаратами. На протяжении 20 лет им командовал капитан 1 ранга В.Г. Безбородов. Как сегодня вспоминает Виталий Георгиевич, история создания первых кораблей была окутана тайной: они ходили в море под флагами торговых судов. Хотя реально потенциальный противник знал, чем на самом деле занимаются эти корабли, поэтому их маршруты иногда отслеживали с воздуха. 25 ноября 1966 г. было принято Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР "Об увеличении количества судов плавучего радиотелеметрического комплекса Министерства обороны СССР".
     В середине 60-х годов советские ученые приступили к новому этапу изучения космического пространства - исследованию Луны. В 1964 г. ЦК КПСС принял закрытое постановление, в котором говорилось об облете Луны и высадке космонавта на ее поверхность. В нем перечислялось, какие задачи возлагаются на Министерства обороны, Морского флота и другие министерства и ведомства. В 1965 г. был разработан новый космический аппарат «7К-Л1» серии «Зонд», предназначенный для отработки техники полетов к Луне с возвращением на Землю. Для их посадки были выбраны основной и запасные районы, один из которых располагался на акватории Индийского океана.
     Дело это было затратное. ЦНИИ-30 выполнил научно-исследовательскую работу «Эллипс», согласно рекомендациям которой ВВС и ВМФ должны создать службу поиска космических кораблей на суше и в Индийском океане общей стоимостью около 800 миллионов рублей. К примеру 16 января 1968 г. в докладе контр-адмирала Борисова о средствах поиска ВМФ в водах Индийского океана, говорилось, что для надежного обнаружения и эвакуации космических кораблей, приводняющихся в полосе 6000 на 100 километров (от Антарктиды до Индии), требуется, как минимум, 20 океанских судов с вертолетами и 10 самолетов типа Ан-22 или Ту-95. Затраты на переоборудование судов, самолетов, вертолетов, на строительство КП и развитие средств связи составят 600 миллионов рублей. К этой сумме надо еще прибавить расходы на содержание средств поиска на суше и в акваториях Тихого океана. Несмотря на важность работы, правительство потребовало сократить расходы на службу поиска. В результате к середине 1968 г. пришли к компромиссу сократить (при необходимости) испрашиваемые на службу поиска средства до 400 миллионов рублей и численность — до 7 тысяч человек. Значительное сокращение средств и численности достигается заменой морских кораблей типа «Ленинский комсомол» на более легкие суда, за счет оборудования трех судовых коротковолновых пеленгаторов вместо девяти стационарных, за счет замены ретрансляционных наземных станций самолетными ретрансляторами и других мероприятий.
     В апреле 1967 г. в соответствии с приказом ГК ВМФ было сформировано нештатное управление специальной 8-й эскадры поисково-спасательных кораблей для поиска и подъема космических объектов с подчинением начальнику ПСС ВМФ и дислокацией в Лиепае. В него вошли: от ТОФ - крейсер «Дмитрий Пожарский», экспедиционно-океанографические суда «Федор Литке», «Алексей Чириков»; от БФ - плавбаза «Виктор Котельников»; от Ленинградской ВМБ - экспедиционно-океанографические суда «Василий Головнин», «Андрей Вилькицкий», «Семен Дежнев»; от ЧФ - экспедиционно-океанографическое судно «Семен Челюскин».
     Основные задачи 8-й эскадры: обеспечение выполнения программы космических исследований Луны; поиск и подъем космических объектов, приводнившихся в Индийском океане; тренировка космонавтов, а также испытание новой космической и спасательной техники в Черном море.
     Для обеспечения деятельности судов в районах Мирового океана в состав эскадры включили  560-ю корабельную группу медицинской помощи, 36-ю гидрометеорологическую службу.
     Постановлением Совета Министров СССР в состав сил эскадры были выделены от Балтийского морского пароходства 6 лесовозов проекта 596П и 2 от Черноморцев:  «Апшерон» (до 1966 г. «Вагалес» БФ, с 1967 г. ЧФ), «Диксон» (до 1966 г. «Восток-3» ЧФ), «Даурия» (до 1966 г. «Выборглес» БФ, с 1967 г. ЧФ), «Донбасс» (до 1966 г. «Восток-4» БФ, с 1967 г. ЧФ), «Баскунчак» (до 1966 г. «Кириши» БФ, с 1967 г. ЧФ), «Севан» (ЧФ), «Тамань» (до 1968 г. «Суздаль» БФ, с 1967 г. ЧФ), «Ямал» (бывшее «Тоснолес» ЧФ), от Министерства Морского флота - танкер «Ханой» (в дальнейшем переименован в «Ахтуба»).
     Эти суда и корабли в период с марта по май 1967 г. прошли переоборудование на судоремонтных заводах страны. В результате выполненных работ плавбаза «Виктор Котельников» и суда проекта 596 были оснащены радиотехнической аппаратурой поиска космических объектов, средствами для их подъема, а также вертолетными площадками и комплексами для базирования вертолетов Ка-25пс.
     В июле 1967 г. эскадра была передислоцирована в Севастополь и переподчинена командующему Черноморским флотом. Первым командиром эскадры был назначен контр-адмирал Трифон Григорьевич Катышев, начальником штаба капитан 1 ранга Александр Александрович Трофимов, флагманским штурманом капитан 1 ранга Сергей Иванович Вагентов, флагманским связистом капитан 2 ранга Юрий Прокопьевич Тихонов. В августе 1968 г. контр-адмирала Катышева сменил капитан 1 ранга Владимир Матвеевич Леоненков, возглавлявший эскадру до 1970 г., после ухода контр-адмирала В.М.Леоненкова на 5-ю оперативную эскадру в 1970 г. в командование вступил контр-адмирал Александр Александрович Трофимов.  
     Летом 1967 г.  с «космической задачей» в Индийский океан вокруг Африки отправились из Кронштадта на боевую службу балтийские  ЭОС «Андрей Вилькицкий», «Семен Дежнев», «Василий Головнин». Чуть позже из Одессы отправился ЭОС «Семен Челюскин», а 25 сентября 1967 г. из Севастополя   в Индийский океан вокруг Африки отбыла плавбаза (ПБПЛ) пр.310  «Виктор Котельников» (к-2р. А.Бурыкин).  На ней для обеспечения выполнения правительственной программы по теме «Эллипс» следовали  шесть экипажей вертолётов Ка-25ПН (поиска и наблюдения) Очаковского полка с экипажами - В.Кондаурова, А.Романова, Б.Котова, В.Левадного, К.Донцова, Д.Чайки. Вертолёты до предела облегчили, установили УКВ радиокомпасы и сиденья для двух водолазов. Их предполагалось использовать для поиска космического спускаемого аппарата (СА) в случае его нерасчётного приводнения в океане. Для этого по трассе предполагаемого снижения СА развертывались корабли с вертолётами. Им ставилась задача выйти на СА, используя УКВ радиокомпас, а водолазы должны были подвести под него надуваемый тор.
     Помимо вышедших с Балтики и Черного моря кораблей, были задействованы и тихоокеанские корабли, из Владивостока вышли «Федор Литке» и «Алексей Чириков».
     26 октября ПБПЛ «Виктор Котельников» обогнув мыс Доброй Надежды вышел в Индийский океан. 29-30 октября он заправился у танкера «Ханой», а после этого направился в иностранный порт. 4-6 ноября плавбаза выполнила заход в Порт-Луи на о.Маврикий. В декабре плавбаза отправилась в обратный путь, старт корабля 7К-Л1 (№5) 22 ноября опять пошел не так как надо.
     Валентин Витальевич Лебедев, дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт СССР вспоминал: «… в 1967 г. начались пуски кораблей «Л-1» по Лунной программе. Меня, молодого инженера, назначили техническим специалистом в 8-ю поисковую эскадру, которая выходила на дежурство в Индийский океан, в район аварийной посадки этих кораблей. В открытой печати их называли «Зондами». Меня одели во флотскую форму младшего лейтенанта и включили в состав команды флагманского корабля «Виктор Котельников». Командиром был капитан второго ранга А.Бурыкин. Тогда только создавалась поисковая служба в ВМФ, и мы отрабатывали все этапы поиска и эвакуации космических кораблей в океане. Для этого надо было досконально знать и уметь работать с такими системами, как энергопитание корабля, чтобы его обесточить; автономного подрыва, которыми тогда снаряжались все беспилотные корабли; с радиотехническими средствами, а также работать с системой управления спуском по сливу остатков перекиси, разряжать гамма-лучевой высотомер, двигатели мягкой посадки и проводить различные демонтажные работы с аппаратурой внутри корабля.
      В составе эскадры я проработал с 22 сентября 1967 г. по 14 января 1968 г. В океане мы встречали военные корабли США, которые проходили из Вьетнама на отдых в Порт-Луи на острове Маврикий. Американцы с уважением относились к нам, приветствовали, матросы дружелюбно махали нам руками. Тогда мы очень гордились своей Родиной и чувствовали принадлежность к великой, могучей державе.»
     В феврале 1968 г. обогнув Африку «Виктор Котельников» возвратился в Севастополь с вертолетчиками, которые увлеченно рассказывали о дальних странах, морях, пережитом и особенно поразившем их воображение острове Маврикий.
     После ухода плавбазы «Виктор Котельников», ЭОС продолжили работу без него, часть радистов с плавбазы была размещена на судах для усиления. Но и они вскоре направились домой. При этом ЭОС «Федор Литке» 13-14 декабря 1967 г. выполнил заход в порт Коломбо (Цейлон, ныне Шри-Ланка), 18 декабря прошли Малайским проливом и 29 декабря прибыли во Владивосток.
Литература.
  • Воспоминания старшины 1 статьи запаса ВМФ СССР Одинцова Александра Сергеевича
  • Артемьев А. «Крылья над морем» Журнал «Авиация и космонавтика» № 10 2007 г. стр23-28. с сайта <http://www.helicopter.su/index.php?newsid=2995>
  • Гаранин Владимир «Хронология испытательного похода 1971 года ЭОС "Николай Зубов"» с сайта <http://kik-sssr.ru/Ship_N_ZUBOV.htm>
  • Каманин Н.П. «Скрытый космос» М., Инфортекст-ИФ, 1995-1997 гг.
  • Касатонов И. «Флот вышел в океан» Москва, Андреевский флаг, 1996 г. стр153.
  • Конкин А.А. капитан 1 ранга «Флот и космос»
  • Лебедев В.В. «Герои космоса рассказывают» Журнал «Новости космонавтики» с сайта <http://88.210.62.157/content/numbers/243/36.shtml >
  • С сайта <http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/content/numbers/243/36.shtml>
  • С сайта <http://pmhistory.net/kniga/soderganie/reform-1989g>
 
Розин Александр.
 
8 ОПЭСК – становление Индийской эскадры.
Хроника боевой службы.
 
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18
19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32
 
5. Первая боевая служба отряда ТОФ в Индийском океане.
 
     В середине 60-х годов началось сотрудничество в военно-морской сфере между СССР и Индией. В  сентябре  1965 г.  было  подписано  советско-индийское  соглашение  о  поставках в Индию  кораблей  и  другой  военно-морской  техники. Контрактом  предусматривалась  поставка 5 СКР  проекта  159АЭ, 2 десантных  кораблей  проекта 770Т, 5 СКА  проекта 368П, плавбазы  подводных  лодок  проекта  1886М  и   четырех  подводных  лодок  проекта  641. Для подготовки условий базирования этих кораблей с советской помощью началось расширение военно-морской базы Вишакхапатнаме. Первыми в 1966 г. в Индию прибыли десантные корабли, в начале 1967 г. пришли сторожевые катера. Летом 1967 г. в Москву для переговоров о продолжении сотрудничества прибыла индийская делегация, были заключены новые контракты, в том числе на поставку ракетных катеров. Советско-индийское сотрудничество успешно развивалось.
     В феврале 1968 г. состоялся первый визит в Индию Главнокомандующего ВМФ СССР Адмирала Флота Советского Союза С.Г.Горшкова. Он встретился с министром обороны Индии СварангСингхом, осмотрел модернизируемую при помощи СССР ВМБ Вишакхапатнам и другие объекты, выступил перед офицерами индийского флота. В развитие визита Главкома было решено осуществить посещение индийских портов советскими боевыми кораблями для демонстрации нашей военно-морской техники.
      Как вспоминал адмирал Николай Иванович Ховрин: «…это был первый поход, который готовился открыто. Ранее мы действовали скрытно. Поход готовили тщательно, участвовал в этом практически весь флот.»
     14 марта 1968 г. из Владивостока в Индийский океан в первый поход для несения боевой службы вышел отряд кораблей ТОФ в составе: КР пр. 68бис «Дмитрий Пожарский» (бортовой 824, капитан 2 ранга Н.Я.Ясаков), БПК пр.61 «Стерегущий» (бортовой 580, капитан 3 ранга Е.Печуров),  БРК пр.57 «Гордый» (бортовой 981, капитан 3 ранга В.Морозов) и танкер «Полярник» (капитан Виктор Александрович Никитенко) под флагом командующего флотом адмирала Н.Н.Амелько. Управление отрядом кораблей весь период БС осуществлял главком ВМФ с ЦКП.
     При прохождении 15 марта Корейского пролива состоялась церемония отдания почестей морякам русской Тихоокеанской эскадры, погибшим в сражении при Цусиме в мае 1905 г., личный состав был построен по «большому сбору», с палуб кораблей на воду спустили венки.
     На переходе «Дмитрий Пожарский» осуществлял на ходу 9 узлов траверзным способом дозаправку топливом БРК «Гордый». По мере движения кораблей к югу начались сложности в эксплуатации техники. Так, температура в машинных и котельных отделениях крейсера доходила до 72 градусов, в связи с чем вахту несли по 40 минут. Холодильные машины работали в таких условиях с перебоями, подавая холод в радиорубки, но тут же повышалась до опасного уровня температура в артиллерийских погребах. 
     На переходе отряд кораблей обеспечивали танкера Тихоокеанского флота: «Полярник», «Дунай», «Вишера» и танкер Черноморского пароходства «Батуми».
     24 марта корабли отряда, пройдя Малаккским проливом, вошли в Индийский океан. 25 марта  корабли отряда встали на якоря в 6 милях от побережья Андаманских островов, занимаясь подготовкой к предстоящему официальному визиту в Мадрас. Во время приема топлива с танкера «Дунай» по вине матроса топливный шланг соскочил с рожка и залил мазутом всю палубу на юте «Дмитрия Пожарского», которую перед этим тщательно много дней подряд драили с песком и готовили к визиту. Чтобы удалить проникший во все щели и поры мазут, со всех кораблей отряда собрали рубанки (около 20), и матросы начали строгать деревянный настил на юте. Последствия неприятного происшествия удалось полностью ликвидировать только к прибытию в Мадрас.
     При входе в гавань крейсер салютовал 21 залпом из 12 орудий, после чего с разрешения адмирала Н.Н. Амелько командир крейсера 2 ранга Ясаков мастерски, без помощи буксиров вошел в гавань и самостоятельно, на глазах у тысяч зрителей ошвартовался правым бортом у причала. Высокая морская выучка командира и экипажа крейсера в целом была оценена индийскими моряками, об этом также на следующий день написали местные газеты. Кораблем-хозяином принимающей стороны, с которым «Дмитрий Пожарский» обменялся салютом наций, был крейсер «Дели». По завершении визита командующий флотом срочно убыл самолетом в Москву (в связи с поисками пропавшей без вести ПЛ К-129), после чего отряд возглавил командующий эскадрой ТОФ контр-адмирал Н.И. Ховрин.
     В период с 3 по 6 апреля  ОБК, командование над которым 31 марта перешло командиру  эскадры ТОФ контр-адмиралу Н.И. Ховрину,  нанес визит в Бомбей. При этом «Дмитрий Пожарский» оставался на якоре на рейде, а остальные корабли отряда ошвартовались у стенки. Три дня находился отряд советских кораблей в Бомбее. Радушными были встречи с населением и военными моряками Индии. Пребывание советских моряков в Бомбее вызвало у местного населения большой интерес. На гранитной набережной, возле арки-ворот Индии, где швартовались советские катера и баркасы, всегда было людно. Во время визита жители Бомбея имели возможность посетить БПК «Стерегущий» и РК «Гордый» С удивлением смотрели они на сложную современную технику, на ракетное вооружение. Но больше всего внимания гостеприимным советским морякам, объяснявшим устройство кораблей. Тысячи индийцев хотели побывать на наших кораблях, но удовлетворить желания всех было невозможно. Однако это не ослабило впечатления от пребывания советских моряков в Бомбее.
     По завершении визита 7 апреля БРК «Гордый» убыл во Владивосток, 15 апреля он покинул воды Индийского океана  и 25 апреля 1968 г. прибыл во Владивосток.
     17-24 апреля крейсер «Дмитрий Пожарский» в сопровождении БПК «Стерегущий» и танкера «Полярник» нанес визит в Могадишо (Республика Сомали). В мероприятиях визита участвовали руководители Сомали и вооруженных сил этой страны, а также чрезвычайный и полномочный посол СССР в Сомали С.П. Дюкарев и военный атташе полковник М.М. Зверев. Как вспоминал адмирал Николай Иванович Ховрин: «…зашли в Сомали, в порт Могадишо. До нашего прихода русские корабли, по-моему, сюда ни разу не приходили. Заходим в порт, а там ни причалов, ни портовых сооружений. Какие-то развалины, то ли взорваны, то ли разрушены волнами … Быстро сформировали бригаду матросов с крейсера, сами соорудили причал, чтобы можно было принять работников посольства, гостей.»
     11 — 19 мая  отряд в том же соста­ве посетил с визитами порты Ирака, при этом крейсер с танкером заходили в порт Умм-Каср, так как крейсер имел большое водоизмещение для прохода по речному фарватеру в Басру, а БПК «Стерегущий» — в Бас­ру. В связи с имевшими место противоречиями в политике между СССР и властями Ирака, во время визита крейсера и танкера в Умм-Каср, а БПК в Басре, контакты между членами экипажей кораблей и населения были ограничены. Крейсер посетили: министр обороны, командующие ВМС и ВВС, начальник разведки, губернатор провинции, генеральный директор администрации иракских портов, высшие с старшие офицеры видов вооруженных сил, послы Болгарии, Венгрии, Кувейта, Йеменской Арабской Республики, консулы 16 стран, чрезвычайный и полномочный посол СССР в Ираке В.Ф.Николаев, военный атташе, а также советский консул в Басре. Руководитель похода контр-адмирал Н.И.Ховрин вспоминал: «Во время визита в Ирак пять человек из командования отрядом были приглашены на визит к президенту. В столицу и обратно летели самолетом. Когда прибыли во дворец президента, то обратили внимание на то, что он окружен танками. В коридорах, в приемной и даже  кабинете стояли пирамиды с автоматами и карабинами. Прием прошел хорошо. Когда же мы завершили официальный визит в эту страну, через несколько дней там совершился государственный переворот.»
     И если первый советский визит в шахский Иран, являвшийся союзником США, на Западе не вызвал опасений, то посещение Ирака, несмотря на политические расхождения настораживал. 31 мая 1968 г. выступая в парламенте депутат  Элдон Гриффитс (Eldon Griffiths): «Мы знаем о советской подводной лодке в Красном море в порту Hadago (имеется в виду египетские ПЛ пр.613) и советской эскадре в Персидском заливе в Умм-Каср, главном порту Ирака. Это нечто совершенно новое. Никогда еще русские не бывали в теплых водах между Ираном и Аравией, и перефразируя “Economist”, они пришли туда не для загара. Они пошли туда, я думаю, отчасти, чтобы продемонстрировать свою власть арабским государствам, частично, чтобы упрочить свои позиции на стратегическом перекрестке трех континентов Африки, Азии и Европы. Но в основном они пошли туда за нефтью.» Подобные заявления в тот же день постарался смягчить, заместитель государственного секретаря по иностранным делам Уильям Роджерс (William Rodgers): «… Советский Союз заинтересован в возможности получения политических дивидендов от неопределенной ситуации в Персидском заливе, Это элементарно… Было бы неправильно, чтобы эти военно-морские посещения, и в особенности последний советский военно-морской визит в Ирак определялся как активная советская интервенция…»
     11 - 19 мая  отряд в том же составе посетил с визитами порты Ирака, при этом крейсер с танкером заходили в порт Умм-Каср, а БПК «Стерегущий» - в Басру. Контакты между экипажами кораблей и населением были ограничены. Крейсер посетили: министр обороны, командующие ВМС и ВВС, начальник разведки, губернатор провинции, генеральный директор администрации иракских портов, высшие и старшие офицеры видов вооруженных сил, послы Болгарии, Венгрии, Кувейта, Йеменской Арабской Республики, консулы 16 стран, чрезвычайный и полномочный посол СССР в Ираке В.Ф. Николаев, военный атташе, а также советский консул в Басре.
     В период с 25 мая по 2 июня  отряд нанес официальный визит в Карачи (Пакистан). Крейсер посетили министр обороны, командующие армией генерал Яхья Хан, ВМС и ВВС, мэр города Карачи, высшие и старшие офицеры, члены дипломатического корпуса, чрезвычайный и полномочный посол СССР в Пакистане М.В. Дегтярь. Контакты населения с экипажами ограничивались.
     5-9 июня отряд посетил с визитом иранский порт Бендер-Аббас. К организации визита приложил руку начальник Генштаба. В мае 1968 г. Маршала Советского Союза Матвея Васильевича Захарова пригласило командование вооруженных сил Ирана. При встрече нашего маршала с иранским шахом поднимался вопрос о возможности официального визита наших военных кораблей в один из портов Персидского залива. Шах положительно отнесся к просьбе советской стороны, сказав, что позднее через советского военного атташе уточнит название порта, куда могут прибыть советские корабли.  Выбор пал на Бендер-Аббас. Командующий ВМС Ирана адмирал Ф. Рассаи приехать не смог,  направив вместо себя из Хорремшехра в Бендер-Аббас командующего ВМС зоны Юга и флота Персидского залива вице-адмирала Монши и своего адъютанта для особых поручений капитана второго ранга Мовагхари. С советской стороны визит обеспечивал военный атташе при посольстве СССР в Иране полковник Крахмалов Сергей Петрович. Ранним утром 5 июля 1968 г. к месту встречи между островами  Хормуз и Ларак прибыл наш отряд кораблей. К этому времени туда же подошел фрегат «Нагди», с которого на борт крейсера «Дмитрий Пожарский» был принят иранский морской офицер связи.
     По договоренности с иранским командованием С.П.Крахмалов вышел в море на десантном катере ВМС Ирана и в пятнадцати милях от порта тоже поднялся на палубу «Дмитрия Пожарского». После представления и знакомства с командиром отряда и его заместителями он кратко ввел контр-адмирала Ховрина в курс дела, рассказал об особенностях порта и городских обычаях, изложил программу визита, предложенную иранским военно-морским командованием, где были учтены все наши пожелания.
     С прибытием иранского лоцмана корабли вышли в условленный район. По команде адмирала орудия крейсера произвели двадцать один залп салюта наций. Прозвучали гимны Ирана и Советского Союза в исполнении корабельного оркестра. В районе военно-морской базы Бендер-Аббас артиллерийская батарея дала ответный залп. В базе и на мачте  крейсера были подняты государственные флаги двух стран. Последовал необходимый ритуал обмена любезностями: с крейсера раздались пятнадцать залпов салюта в честь командующего ВМС зоны Юга и флота Персидского залива, затем с берега прозвучали тринадцать ответных залпов – в честь контр-адмирала Н.Ховрина. прибывший командир военно-морской базы капитан второго ранга  Хедоят тепло поприветствовал советских гостей и пожелал счастливого пребывания в Бендер-Аббасе. После этого «Дмитрий Пожарский» вышел на рейд в район, находившийся в одной миле от восточного мола порта Бендер-Аббас, где и бросил якорь. «Стерегущий» же вошел в военную гавань порта и так лихо пришвартовался к пирсу, что вызвал бурное одобрение иранских моряков.
       На «Дмитрии Пожарском» побывали генерал-губернатор провинции, командующий зоной ВМС Юга и флотом Персидского залива, личный представитель командующего ВМС Ирана, высшие и старшие офицеры, руководители управлений и ведомств провинции и города. Контакты между экипажами кораблей и населением также были ограничены.
     7-11 июля состоялся последний официальный зарубежный визит отряда кораблей - в Коломбо (о.Цейлон – Шри-Ланка). Советские корабли посетили командующие ВМС и ВВС, государственные деятели, члены дипломатического корпуса, руководители компартии Цейлона во главе с генсеком ЦК Питером Кейнеманом, временный поверенный в делах СССР на Цейлоне Р.В.Борисов. Из Коломбо отряд кораблей взял курс на Владивосток. 
     Как вспоминал адмирал Николай Иванович Ховрин: «…Во время похода мы не прекращали усиленной боевой подготовки. Проводили артиллерийские стрельбы по надводной и воздушной целям, как цель гоняли бпк, который в свою очередь проводил “немые” ракетные стрельбы и выходил на крейсер в торпедные атаки, не говоря уже о плановых тренировках и учениях по борьбе с водой и пожаром. Но занимались не только этим. …
     …На якорных стоянках у нас были организованы соревнования по рыбной ловле, спортивные состязания. На кораблях почти все офицеры, мичманы и матросы участвовали в художественной самодеятельности. …»
     15 июля корабли через Малаккский пролив покинули Индийский океан,  во Владивосток прибыли 28 июля 1968 г.
 
Начало БС в Индийском океане
Конец БС в Индийском океане
Время на БС (месяцев)
Тип и проект судна (по классификации НАТО)
Название/ бортовой номер/ командир
Посещение иностранных портов
Примечание.
22 марта 1968 г.
15 апреля 1968 г.
1
БРК пр.57 (Krupny)
«Гордый» / 981 / к-3р. В.Морозов
Мадрас (Индия) 28-31  марта
Бомбей (Индия) 3-6 апреля
14 марта 1968 г. вышел в  Индийский океан в составе  первого отряда кораблей ТОФ под флагом командующего флотом адмирала Н.Н.Амелько. После посещения Бомбея 25 апреля вернулся во Владивосток.
22 марта 1968 г.
15 июля 1968 г.
4
КР пр.68бис (Sverdlov)
«Дмитрий Пожарский» / 824 / к-2р.  Н.Я.Ясаков
Мадрас (Индия) 28-31  марта
Бомбей (Индия) 3-6 апреля
Могадишо (Сомали) 17-24 апреля
Умм-Каср / Басра (Ирак) 11-19 мая
Карачи (Пакистан) 25 мая – 2 июня
Бендер-Аббас (Иран) 5-9 июня 
Беренике (ОАР) 20-24 июня
Аден (Южный Йемен) 25-28 июня
Коломбо (Шри Ланка) 6-11 июля
БС с 14 марта по 25 июля 1968 г.
Командование отрядом осуществляли: с 14 по 31 марта 1968 г. — ко­мандующий КТОФ адмирал Н.Н. Амель­ко, а с 31 марта по 28 июля 1968 г. — коман­дир 10-й (Тихоокеанской) ОПЭСК контр-­адмирал Н.И. Ховрин.
22 марта 1968 г.
15 июля 1968 г.
4
БПК пр.61 (Kashin)
«Стерегущий» / 580 / к-3р. Е.Печуров
22 марта 1968 г.
15 июля 1968 г.
4
Танкер
«Полярник» /В.А.Никитенко
Бомбей (Индия) 3-6 апреля
Могадишо (Сомали) 17-24 апреля
Умм-Каср / Басра (Ирак) 11-19 мая
Карачи (Пакистан) 25 мая – 2 июня
Бендер-Аббас (Иран) 5-9 июня 
Беренике (ОАР) 20-24 июня
Аден (Южный Йемен) 25-28 июня
Коломбо (Шри Ланка) 6-11 июля
БС с 14 марта по 25 июля 1968 г.
Командование отрядом осуществляли: с 14 по 31 марта 1968 г. — ко­мандующий КТОФ адмирал Н.Н. Амель­ко, а с 31 марта по 28 июля 1968 г. — коман­дир 10-й (Тихоокеанской) ОПЭСК контр-­адмирал Н.И. Ховрин.
 
     В 1968 г. продолжилась активная работа в Индийском океане кораблей «космического флота». В марте 1968 г. в Индийский океан ушли НИС «Боровичи» (начальник экспедиции (НЭ) - Г.Ф.Самохин, капитан (КМ) - Н.А.Бурковский), «Моржовец» (НЭ - Н.Н.Ремнев, КМ - В.Я.Радченко) и «Невель» (НЭ - Б.А.Самойлов, КМ - Г.А.Семенов). Старт Л1 №7 намечался на 23 апреля. К этой дате все НИСы заняли рабочие точки: «Невель» - 50°ю.ш., 70°в.д., «Боровичи» - 31°30’ю.ш., 68°30’в.д., «Моржовец» - 20°25’ю.ш., 69°30’в.д.
     5 апреля 1968 г. из Владивостока в Индийский океан вышли ЭОС «Федор Литке» (к-л. Голованов) и «Алексей Чириков» (к-л. Мухин).
     Пуск 23 апреля был аварийным: во время работы 2-й ступени самопроизвольно сработала САС. Государственная комиссия под председательством заместителя министра МОМ А.Г.Тюлина приняла решение оставить НИСы в районах рабочих точек и разрешить им заходы в близлежащие порты для пополнения продуктов, воды и отдыха людей. Следующая работа планировалась на 21 июля. За это время они обследовали районы рабочих точек на безопасность плавания, возможности привязки судна в рабочей точке, наличие радиопомех. «Невель» провел рекогносцировочные работы в районе острова Кергелен.
     ЭОС «Федор Литке» помимо работы по космической программе выполнял и представительские визиты. В конце апреля 1968 г. командир 8-й эскадры адмирал Владимир Матвеевич Леоненковпо приглашению губернатора Сейшельских островов нанес им визит. «Федор Литке» вошел в территориальные воды и оставаясь на рейде порта Виктория, отправил адмиральскую делегацию на катере. Визит прошел успешно. А с 6 по 12 мая ЭОС «Федор Литке» и «Алексей Чириков» выполнили заход в порт Момбаса (Кения).
     Участник того похода старшина 1 статьи Одинцов Александр Сергеевич вспоминал: «Визит очень важный. Сам Президент Кении Джомо Кениата, а не только Командующий морскими силами Кении, капитан 2 ранга Пирс – англичанин,- отслеживают его. К нам на борт прибыл  Агаджанов Павел Артемьевич, в ранге посла СССР….    То, что он был руководителем Главной оперативной группы управления (ГОГУ) полетом пилотируемых космических кораблей. Являлся членом Государственных комиссий по запускам и полетам искусственных спутников Земли, пилотируемых космических аппаратов и автоматических межпланетных станций…  -  Не афишировалось!
     Пока штаб эскадры активно работал… -  переводчик эскадры был все время занят…. Экипажи (военно-гражданские) знакомились с Момбасой.  Любимой улицей стала  -  «Килиндини роуд», поразившая меня своей аркой из огромных бетонных «слоновьих бивней». Я их фотографировал раньше, чем знаменитый Василий Песков из «Комсомольской правды». В памяти остались маленькие магазины-лавочки с африканской экзотикой, укрытые навесами от солнца.
     Развалы деревянной скульптуры - стада слонов, жирафов, вперемешку с «эфрикан бьюти» и воинами. Все из черного дерева, или почти .… И опять этот гуталиновый запах….
     На память, за 15 шиллингов, приобрел маску, двух «красавиц» и двух воинов с мечами и щитами, вместе с плетеной кошелкой - от Умельца. Торговался – цена упала с 28 шиллингов. Продавец-умелец и  я расстались почти друзьями.  
      На борту «друг детей», наш большой кенийский друг – Бади Джума. Сам он из Сирии. Служил когда-то матросом на американском тральщике. Работает  «мусорщиком»  с двумя помощниками – мальчишками лет 14-ти. Вывозит отходы с кораблей стоящих в порту.… Ему очень полюбился охлажденный компот из сухофруктов, и он очень боялся  горячего борща…. Глядя, как мы уминаем этот борщ на комбижире с салом, при 40-45 градусах в тени, он не кричал, а верещал: - «О, Рашен! Вери стронг!»,- и делал вид, что ему страшно. За угощение, и просто так, он  поведал нам, что в порту полно гангстеров с «Биг найфами». Он им платит 300 шиллингов в месяц выкупа. Сообщил некоторые секреты ночной жизни Момбасы. «Блэк герл» – 10 шиллингов, «Вайт…»  -  20-25. Он себе это позволяет раз в 4 месяца. Некоторые деньги отправляет семье в Сирию. Тогда его байки  воспринимались диковато…. Уж, больно жизни были разные.…
     Принимающая сторона устроила для нас «сафари» - поездку на побережье. Проезжали деревеньку с хижинами – тукалями, крыши покрыты пальмовыми листьями. На полях работают женщины в набедренных повязках. Рассматриваем баобабы – действительно толстые деревья, только тени от них немного. На пляже растут кокосовые пальмы… – выбирай, и за 2 шиллинга тебе орех сорвут. Женщина, завернутая во что-то пестрое, предлагает пойти с ней.… Улыбается и говорит: –  «Всего 5 шиллингов».  Выбираем орехи.
     В другой раз устроен был спортивный праздник. Вывеска над стадионом военно-морской базы - о Встрече сборных ВМС Кении и ВМФ СССР по футболу и волейболу - кричала о серьезности намерений устроителей. Футбол проиграли, поскольку бегать уже не могли. А волейбол выиграли, причем с убедительным счетом из 7 партий. Проигравшие угощали победителей пивом в баре, тут же на территории базы.
     Визит, завершающий присутствие в Кении советских кораблей, к нам - на корабль. Президент Кениата сказался больным и прислал своего доверенного с полномочиями, одного из министров, кажется промышленности. Офицеры ВМС Кении прибыли с супругами. Командор Пирс с женой. Прибыл командир французского тральщика. Экипаж встречает – военные все в белом, гражданские приоделись тоже. Прошли переговоры Агаджанова с Пирсом.
     Уже к вечеру, по просьбе гостей и требованию командования, моряки (радисты и боевые пловцы) исполнили танцевальное попурри: из матросского яблочка, украинского гопака и русского перепляса. Некоторые гости, особенно женщины, пытались танцевать с нами... Никогда больше ничего похожего у меня не получалось….»
     Запуск КК Л1 №8 был отменен по причине аварии 14 июля на РБ во время подготовки РН к пуску. До НИСов дошла информация: «Очередная работа переносится на сентябрь». И больше никаких объяснений. На «Селенах» ожидание работы заполнялось учебой, тренировками, профилактикой, встречами с работниками посольства на острове Маврикий, поездками на пляжи. Сентябрь был уже шестым месяцем рейса. По правилам ММФ, после такого срока экипаж судна подлежит замене, если судно не возвращается в порт приписки. Удерживало от серьезных срывов лишь то, что наш космический корабль первым в мире должен облететь Луну и вернуться на Землю и наши НИСы должны помочь «Зонду» это сделать.
      В конце июля ЭОС «Алексей Чириков» направился домой во Владивосток. Из-за того что «морячка» пыталась самостоятельно избавиться от беременности, для ее спасения пришлось зайти в Коломбо (Шри-Ланка), там на внешнем рейде были 5-10 августа. Во Владивосток прибыли 6 сентября.
     1 августа 1968 г. пара самолётов Ту-95РЦ 392 ОДРАП, пилотируемых командиром полка полковником И. Ф. Гладковым и командиром эскадрильи майором А. И. Старцевым выполнила разведывательный полёт в Индийский океан с дозаправкой в полёте над территорией Ирана. Продолжительность полёта составила 20 ч.
     13 сентября  в Индийском океане в районе баллистического спуска корабля Л-1 исходное положение заняли восемь судов морского поиска и два корабля измерительного комплекса; суда расположены с интервалом 300 километров один от другого и обеспечивают поиск в полосе 2500 на 400 километров; вертолеты К-25 имеются только на трех кораблях. Как тогда записал в своем дневнике с 1960 по 1971 гг. помощник Главнокомандующего ВВС по космосу Николай Петрович Каманин: «Морских судов поиска у нас явно недостаточно. Сейчас, при беспилотном пуске, с этим можно с грехом пополам смириться, но для облета Луны кораблем с экипажем нам надо иметь в Индийском океане как минимум десять морских судов с тремя вертолетами на борту каждого корабля и столько же самолетов Ту-95. Наши предложения о создании надежной службы поиска в Индийском океане уже дважды рассматривались в Госплане и правительстве и дважды нам указали на то, что мы запрашиваем чрезмерно большие средства. Полтора месяца назад специальная экспертная комиссия (военные, промышленность, АН СССР и Госплан) под моим председательством вновь рассмотрела предложения МО по организации службы поиска и нашла возможным сократить запрашиваемую сумму с 800 до 400 миллионов рублей, но и эта сумма пока не утверждена правительством.»  
     18 сентября 1968 г. «Зонд-5» облетел Луну и направился к Земле. 21 сентября спускаясь «Зонд-5» пойдет по баллистической траектории в Индийский океан, приводнение между о-вом Кергелени Маскаренскими о-вами. Наши НИСы, стояли вдоль 68°в.д. от о-ва Кергелен на 50°ю.ш. до острова Сокотра на 12°с.ш. В самой южной точке, у Кергелена, находился «Невель». На 31°33’ю.ш. и 66°48’в.д. дрейфовали «Боровичи». Координаты «Моржовца» были 17°00’ю.ш. и 65°30’в.д., «Бежицы» - 11°24’с.ш. и 58°08’в.д. Прибыло соединение судов и кораблей ВМФ. Четыре судна поисково-спасательной службы (ПСС) - «Тоснолес», «Выборглес», «Суздальлес» и «Свирьлес» - были оснащены радиотехническими средствами поиска, вертолетами Ка-25, системами подъема приводнившихся КА на борт, устройствами их крепления и хранения. Это были пять вертолетов Качинского полка с экипажами - Н.Тимашкова, Ю.Никольского, А.Канепса, А.Семенюк, В.Поздеева. В состав соединения входили экспедиционные океанографические суда (ЭОС) «Василий Головнин», «Семен Дежнев», «Андрей Вилькицкий», «Федор Литке», танкер «Ханой», плавбаза «Котельников». Севастопольские суда ПСС, выкрашенные по черноморской традиции в черный цвет, назывались в народе «Черной эскадрой». Руководил действиями соединения командир эскадры ПСС контр-адмирал В.М.Леоненков. Для поиска с воздуха был выделен самолет Ту-95РЦ Северного флота. Всего в обеспечении поиска и спасения «Зонда-5» участвовало около 20 судов отечественного флота. Они также разместились по 68-му меридиану, вдоль следа прогнозируемой траектории спуска. Каждому был определен персональный район поиска 300х100 миль.
     21 сентября 1968 г. восемь экипажей 392 ОДРАП во главе с полковником Гладковым выполнили вылет с дозаправкой топливом в полете в Индийский океан на обнаружение возвращающегося «лунника» в рамках космической лунной программы СССР.
     Приводнившийся «Зонд-5» обнаружил 22 сентября «Боровичи» Шлюпка подошла к объекту и пыталась пришвартоваться. Б.Круглов рассказывал: «…О какой-либо опасности не думалось. Боялись ударить шлюпкой и что-нибудь сломать. Антенна была единственным предметом, который не обгорел. Корпус обуглился, особенно в нижней части, которая входила в атмосферу. От прикосновения моя рука стала черной. Кое-где виднелись остатки теплоизоляции. Удалось несколько кусочков отковырнуть на память. К лямке от крепления парашюта привязали конец и таким образом пришвартовали объект. Наша задача теперь - охранять его». Подошел танкер «Ханой», снабжавший суда ПСC топливом и водой. Лег в дрейф поблизости. Американец ходил миль за десять. Наблюдал. Несколько раз прилетал самолет. Кружил над объектом и над судном. Поступила команда укрыть объект брезентом, но на борт не брать и никаких операций с ним не проводить. В ближайшее время подойдет океанографическое судно «Василий Головнин», ему передать объект. Стало обидно. Володя Бонах сказал: «Ордена получит тот, кто «Зонд-пятый» привезет! Ну, а мы, когда придем, там забудут все о нем…»
     Американский фрегат подошел ближе и стал маневрировать, чтобы сфотографировать объект. «Ханой» и «Боровичи» тоже маневрировали, противодействуя съемке. На шлюпке пытались укрыть объект брезентом. Забросить намокший брезент было делом непростым. После нескольких попыток это удалось, но стоило погнутой антенны.
     Уже совсем рассвело. Ветер не стихал, волны продолжали свою пляску и мотали шлюпку и объект. Появился «Василий Головнин». Еще активнее задвигался любопытный «американец». Команда, принимающая «Зонд-5», выстроилась на палубе «Василия Головнина», издали напоминая гуманоидов: спасатели были одеты в защитные костюмы с противогазами. Нас это удивило и заставило заволноваться по поводу радиоактивного заражения: мы-то голыми руками трогали объект… С «Василия Головнина» развернули устройство для подъема плавающего объекта, похожее на судовую стрелу с прикрепленной к ней сетью. Сеть имеет небольшой кошель, куда и попадает объект, когда стрела выставлена перпендикулярно борту.
     На шлюпке сняли брезент с «Зонда» и отдали буксирный конец. «Зонд» свободно закачался на волнах. Шлюпка пошла к «Боровичам». Американский фрегат попытался подойти поближе, но танкер «Ханой» стал на пути.
     Две попытки выловить объект кошелем - неудачные. Только с третьей «Зонд-5» подняли на борт.
     Было уже около 12 часов по Москве. «Василий Головнин» уходил с очередным успехом советской космонавтики в Бомбей, а «Боровичи» остались ждать команды на заход в Сингапур. Так обещал наградить моряков Безбородов за выполнение задачи. Народ был в отличном настроении. Обед прошел по-праздничному, но все изрядно устали и сразу разошлись отдыхать по каютам. Больше суток моряки были без сна, но ночи той не забудут: этой работы они ждали 1.5 года.
     3 октября на борту океанографического судна «Василий Головнин» космический корабль Л-1 № 9 («Зонд-5»), приводнившийся в Индийском океане после успешного облета Луны прибыл в Бомбей. 4 октября на самолете Ан-12 «Зонд-5» доставлен из Бомбея в Москву.
     В родные порты суда Космического флота вернулись к февралю 1969 г., успев отработать по беспилотному КК «Союз-2», по пилотируемым «Союзу-3», -4 и -5, выполнив третью коррекцию и обеспечив прием телеметрии от «Зонда-6», который осуществил управляемый спуск на территорию СССР.
     С 1 ноября 1968 г. управление 8-й эскадры начало прием лесовозов в состав ВМФ, которые были оборудованы и переведены в класс экспедиционно-океанографических судов и получили названия «Апшерон», «Диксон», «Донбасс», «Даурия», «Баскунчак», «Севан», «Тамань», «Ямал». Танкер «Ханой» был переименован в танкер «Ахтуба». Комплектование экипажей возлагалось на Черноморский, Северный, Балтийский и Тихоокеанский флоты.
 
Литература
  • Воспоминания старшины 1 статьи запаса ВМФ СССР Одинцова Александра Сергеевича
  • Заблоцкий В.П. «Крейсера “холодной войны”» М.: Коллекция, Яуза, ЭКСМО, 2008г. стр194-197.
  • Каманин Н.П. «Скрытый космос» М., Инфортекст-ИФ, 1997 г.
  • Касатонов И.В. «Флот  вышел  в  океан». М. «Андреевский флаг» 1996 г.
  • Конкин А.А. капитан 1 ранга «Флот и космос»
  • Крахмалов С. «Записки военного атташе. Иран – Египет – Иран – Афганистан.» М., 2000 г. стр159-160
  • Павленко Олег «К 35-летию полета корабля «Зонд-5»» «Новости космонавтики» с сайта <http://vpro24.narod.ru/mix/p9/zond.htm>
  • Шадрин Борис «Хождение за три моря» Владивосток, 2012 г.
  • Gordon Greenwood, Norman Harper “Australia in World Affairs, 1966-1970” University of British Columbia Press, 1974
  • С сайта <http://hansard.millbanksystems.com/commons/1968/may/31/middle-east-soviet-naval-activity>
  • С сайта <http://www.vologda18.ru/index.php/392-odrap/64-gladkov-ivan>
  • С сайта <http://pmhistory.net/kniga/soderganie/reform-1989g>
 
Розин Александр.