ВОЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ
 
В АДЕНЕ (НДРЙ)  В 1986 году
 
     В январе 1986 года в Южном Йемене произошла попытка государственного переворота. Насмерть сцепились две группы в руководстве страны - причем вооруженные силы поддержали одного лидера, а флот - другого. Положение осложнялось тем, что НДРЙ была буквально напичкана оружием - через Аден шло снабжение палестинского ООП Ясира Арафата. Да и вооруженные силы НДРЙ были велики не по доходам - страна погрязла в военных конфликтах с соседями. Резня в Адене унесла тысячи жизней. В эвакуации тысяч дипломатов, иностранцев и беженцев из Адена в Джибути принимали участие несколько случайно оказавшихся в районе судов, в том числе яхта английской королевы Виктории
 
 
     Не так давно, самый старший из нынешних капитанов на Тихоокеанском флоте Геннадий Киреев отпраздновал свой 72-й день рождения. За плечами у него множество долгих,  интересных, а порою - опасных и героических выходов в море.
 
     Тихоокеанский флот рос, пополнялся новыми судами, для которых нужны были кадры. В 27 лет Киреев стал капитаном кабельного судна КС-7, получив в подчинение семьдесят человек экипажа.
     А в 1968 году молодого, но уже опытного моряка отправили в Ярославль принимать новый вспомогательный корабль ТОФ "Ишим", с ним Геннадий Киреев получил первую "боевую" задачу - обеспечить продовольствием эскадру советских кораблей в Индийском океане. Свою задачу "Ишим" и Киреев выполнили с честью, хотя сложностей было много: почти в тропиках на корабле, в сильную жару, без кондиционеров и с маленьким запасом воды служба медом не казалась! На "отдых" Киреев был отправлен в ГДР - принимать и перегонять киллектор КИЛ-35. С ним капитану вновь пришлось вернуться в Индийский океан.
     Далее в подчинении у Киреева был большой танкер ТОФ "Алатырь", с которым было пройдено много боевых служб в Эфиопии, где приходилось подходить к берегу для швартовки - ночью и без света, чтоб не попасть под огонь сепаратистов...
В 1984 году произошло судьбоносное событие, которое в итоге осталось в судьбе замечательного человека как самое яркое жизненное впечатление. Тогда Геннадий Иванович перешел капитанить на танкер "Владимир Колечицкий".
 
 
 
 
заправка от танкера «Владимир Колечицкий»
 
     - Я им долго командовал и самое интересное пережил вместе с ним, - рассказывает Геннадий Иванович. - В 1985 году вышли мы в рейс, и 13 января 1986 года в понедельник с десятью тысячами тонн топлива и с тысячей бочек бензина на палубе зашли в порт Аден (тогда Народно-демократическая республика Йемен, он же Южный Йемен, верный союзник СССР в арабском мире) - это огромный порт и бывшая английская колония в Саудовской Аравии. Подошли и видим: с моря ракетный катер стреляет по берегу, по президентскому дворцу.
 
 
     Потом подошло еще несколько катеров, спрятались за нами... А на берегу - нам-то хорошо видно: на домах, на вышках снайперы, бойцы с автоматами, гранатометами. И началась страшная стрельба...
     Я тут же доложил начальству об обстановке, нужно было срочно уходить, но нас к берегу поставили носом, тесно в бухте: не развернуться без буксира. А ситуация все накалялась: начали бить артбатареи, самолеты взлетели, рядом затонул десантный корабль. Потом по носу загорелся пароход - перевернулся, по корме горел еще один. А мы сидели как на пороховой бочке. Вот уже и танки пришли к берегу, стали бить по противоположному берегу прямо между моими мачтами! Один танк взорвался, и его башня перелетела через "Колечицкий".
     ...Это потом я узнал, что командир танковой дивизии приказал по "Колечицкому" не стрелять ни в коем случае, потому что танкер - бензиновая бочка: если попадут, то города больше не будет, как после ядерного взрыва...
     Баталия в бухте и на берегу Адена длилась долго. Три дня Киреев терпел (посол СССР в Адене никакой ответственности за разрешение на уход танкера из зоны конфликта на себя брать не хотел!). Да и сами дипломаты плохо понимали, кто с кем воюет, потом уже оказалось, что пошли стенка на стенку "сторонники" и "противники" арабской демократии. Вот бойню и развели, а НДРЙ тогда по количеству оружия, закупленного в СССР и всему свету, была посильнее Ирака! За время конфликта только в Адене было убито семнадцать тысяч человек: больше, чем за советских солдат за все время военных действий ограниченного континента в Афганистане!
      - Я решил уходить из этого ада. Но была проблема: за высоким бортом "Колечицкого" прятались от танков ракетные катера, они предупредили, что если мы снимемся с якоря, то катера будут стрелять по нам, - продолжает Геннадий Иванович. - Уже потом мне многие моряки доказывали, что выйти в тех условиях из порта было невозможно. Но я-то вышел! Буквально на пятке танкер развернул, причем на корабле один винт всего, было бы два - проблем бы не было. В это время снайперы с берега все время стреляли по капитанской рубке, но стекло там бронированное, поэтому не попали...
      А с якоря сниматься - на открытую палубу кому-то идти нужно! Я послал второго помощника, говорю, руби концы. Он ни в какую. Не пойду - убьют. Говорю ему: "Убьют - жене квартиру дадут, а если не полезешь, я тебя здесь зарою - и ничего она не получит!" Конечно, он понимал, что это просто слова, но в итоге полез, отрезал концы. Боцман по-пластунски выполз на палубу, включил лебедки, чтобы якоря выбрать...
 
 
     Когда "Колечицкий" чудом вышел из порта, с ним была установлена прямая связь из Москвы. Звонил Кирееву лично министр обороны СССР маршал Андрей Гречко - и звонок министра был новым заданием для выбравшихся из ада. Гречко приказал Кирееву найти в море сбежавших из Йемена советских военных советников и вернуть их обратно в порт - контролировать ситуацию. Оказалось, что наши военные советники - два генерала и пятьдесят семь полковников - "позаимствовали" в порту пассажирские катера и - без семей, жен, детей - ушли из зоны конфликта в море. Но не рассчитали ребята - на катерах закончилось топливо, и они через несколько часов начали дрейфовать в открытом море, миль аж за сто пятьдесят от берега: без топлива, без воды...
     - Нашел их, поднял на борт, доставил к берегу, дал трехдневный сухпай - и высадил на шлюпках, где берег не простреливался. Некоторые сильно сопротивлялись, воевать не хотели. Один даже плакал, но я все равно высадил, говорю: валюту получаешь - иди выполняй свой долг, - вспоминает Киреев.
     А ему и экипажу "Владимира Колечицкого" про страх необходимо было забыть надолго: еще неделю шла бойня, а им пришлось под пулями работать, рискуя своими жизнями. На берегу, где продолжалась война, оставалось шесть тысяч беженцев, которых необходимо было на четырех семидесятиместных шлюпках и двух катерах перевезти на корабли: женщин и детей в буквальном смысле приходилось переносить на руках. Увозили людей в африканский порт Джибути, до которого десять часов ходу через Аденский пролив.
     - За эту "эпопею" меня представили к званию Героя Советского Союза, сделали-то мы большое дело. Но у нас замполит немножко провинился в "женском вопросе" - мы его на танкере исключили из партии за, так сказать, попытку нехорошего факта с женщиной. А наверху, видимо, расценили так: Киреев наехал на замполита, значит, обижает партию. И ни награды, ни каких-либо поощрений я так и не получил. Потом по разнарядке на флот пришел орден Ленина, но его отдали другому человеку. А те самые военные советники - все получили награды и привилегии как участники военного конфликта! Дело в том, что нас, гражданских, нет в военных архивах - как мы участвовали в тех же конфликтах, никому не известно, и это общая беда всего вспомогательного флота, - сокрушается Киреев.
     Попытка государственного переворота "сверху", предпринятая 13 январе 1986 г. президентом Али Насером Мухаммадом и его сторонниками, привела к многочисленным жертвам, гибели Абдель Фаттаха (пропал без вести) и основных лидеров усилившейся внутрипартийной оппозиции (Антар, Шаи, Муслах), бегству Али Насера и его сторонников в Северный Йемен.
     Главным действующим лицом оппозиции выступал вице-президент и член Политбюро ЙСП бригадный генерал Али Ахмад Насер Антар (уроженец района Ад-Дали, провинция Лахдж, фактически — создатель современной южнойеменской армии «советского» образца). Именно он в апреле 1980 заставил Фаттаха «уйти по здоровью» и добровольно передать власть Али Насеру. Теперь предполагалось отыграть ситуацию обратно — и на октябрьском 1985 года Съезде ЙСП вернуть Фатаха на должность генсека ЙСП. Параллельно в стране началась подспудная подготовка к силовому варианту разрешения внутриполитического кризиса, прежде всего со стороны президента и его сторонников. В 1985 году оппозиция дважды срывала их планы, обнаруживая неучтенные склады оружия. Но на съезде Фаттах смог занять только пост члена Политбюро.
      13 января 1986 года президент и генсек Али Насер Мухаммед назначил на 10:00 очередное заседание Политбюро, но ни сам, ни его сторонники туда не прибыли. Али Насер и его сторонники предприняли в Адене попытку государственного переворота "сверху": лидеры оппозиции ЙСП Абдель Фаттах Исмаил, Али Ахмад Насер Антар, Али Шаи Хади и Салех Муслах Касем были расстреляны на специально подстроенном заседании Политбюро. Оппозиционеры — 6 человек — оказались в зале заседаний одни. В 10:20 в зал вошли два охранника президента: один с президентским портфелем, другой — с его термосом с чаем. Внезапно они выхватили оружие и начали расстреливать оппозиционеров. Антар (он даже отстреливался!), Али Шаи и Салих Муслах были убиты. Фаттах тяжело ранен. Али аль-Бейд (будущий глава ЙСП и НДРЙ) и Салем Салих не пострадали. Фаттаха пытались вывезти в безопасное место, но по дороге его машина было обстреляна, сожжена, он пропал без вести. Одновременно сторонники Али Насера начали арестовывать, а затем физически уничтожать своих противников в органах партии, армии, полиции, госбезопасности. Авиация в Хор Максаре и ВМС в Стиммер Пойнте были на стороне президента, но действовали не слишком активно. Через несколько дней к Адену подошли танки командующего БТВ и пехота Западного операционного направления (Аль-Анад) — и начались кровопролитные бои за пригороды и сам город. При этом население страдало не только от обстрелов, но и от перебоев с пресной водой и электричеством (многие объекты гражданской инфраструктуры были разрушены).
     В ходе событий января 1986 в НДРЙ погибло около 10 тыс. человек, были жертвы и среди иностранных граждан.
Великие державы — СССР, Великобритания и Франция — впервые после Второй Мировой войны — вынуждены были в этой ситуации объединить усилия своих флотов и дипломатических представительств в Адене и организовать срочную эвакуацию из Адена своих граждан и граждан других стран, при этом договорившись с противоборствующими сторонами внутреннего конфликта, что те прекратят огонь на время эвакуации.
       Али Насер летал за поддержкой в Эфиопию к Мангисту Хайле Мариаму, затем некоторое время удерживал позиции в провинции Абъян, а проиграв совсем, эмигрировал в ЙАР, где и жил до объединения Йемена. Долгое время проживает в Дамаске, возглавляет Центр Арабских исследований.
 
 
 
плавбаза «Волга»
 
 
 Из воспоминаний начальника секретной части мичмана Балко М.В.:
 
 
             В конце 1985 года в штаб эскадры поступила телеграмма из Главного штаба ВМФ с приказанием что плавбаза «Волга» должна идти на остров Сокотра и обеспечивать прибытие президента Йемена Мухаммеда. При подходе корабля управления к острову, в штаб эскадры из Адена поступила телеграмма от капитана танкера «Колечицкий»,  о том, что в городе идет бой, снаряды летят через танкер, один корабль в порту уже потоплен.
 
контр-адмирал  Паромов Р.В.
 
            Командир эскадры контр-адмирал  Паромов приказал повернуть «Волгу» в Аден, танкеру была дана команда рубить швартовы и начинать выходить из порта. Через сутки ПБПЛ «Волга»  подошла  к приемному бую Адена, встала  на якорь.
 
       Командир эскадры контр-адмирал Паромов Р.В. приказал спустить шлюпку  и помощнику начальника штаба по авиации  полковнику Туманову отправиться на разведку в порт, нужно было прояснить обстановку. Когда катер скрылся за молом, вдруг возле корабля по обоим бортам неподалеку упали снаряды. Всех сдуло с верхней палубы как ветром, а по радиосвязи на корабль передали чтобы корабль отошел в нейтральные воды, в противном случае по нему  будет открыт огонь на поражение. Плавбаза «Волга» развернулась и отошла в нейтральные воды, дожидаясь катер с полковником Тумановым. Через несколько часов к кораблю подошел катер и полковник  Туманов поспешил  на доклад к  командиру эскадры контр-адмиралу Паромову. Оказалось, что в Ймене произошел государственный переворот, президент Мухамед никуда не полетел, а с верными своими соратниками вырезал политбюро партии и попытался разоружить сухопутные войска, но у него ничего не получилось. Войска, верные премьеру танковыми колоннами вошли в город и начали подавлять путч, разразилась настоящая война. Многие путчисты бежали, а тех, кто не успел, поймали и расстреляли. В первую очередь расстреляли моряков которые выступили на стороне президента и которые не успели убежать. Правда, многие корабли успели уйти из порта, одни направились в Эфиопию и там были интернированы, другие попытались уйти на север страны, но были самолетами расстреляны и потоплены. А в городе в это время была самая настоящая война.
      В Адене начались вооруженные столкновения противоборствующих сторон. Командованию эскадры была поставлена задача начать эвакуацию советских специалистов и членов их семей, работающих в стране.
     С советской стороны в эвакуации участвовали корабли Тихоокеанского флота «БДК-101»,мтщ«Запал».
 
 
Морской тральщик  «Запал»
 
             ВМС Великобритании задействовал в эвакуации королевскую яхту «Британия» (HMY Britannia) и HMS Hydra (Гидра). Находясь недалеко прикрывали операцию эсминец «Ньюкасл» (D87, HMS Newcastle) и фрегат «Юпитер»(F60Jupiter).
            Доложив в Главный штаб ВМФ обстановку, получили команду осуществлять эвакуацию советских людей из страны, для чего использовать все имеющиеся у нас средства, привлекая проходящие суда. Из ПМТО на Дахлаке был срочно вызван тральщик «Заряд», поставлен в бухте и через него стали эвакуировать людей на суда. В боевой обстановке, во время обстрелов личный состав проявляя мужество и героизм принимал гражданских специалистов, женщин с детьми и партию за партией переправлял на гражданские суда стоявшие  на внешнем рейде порта Адена. В общей сложности кораблями было эвакуировано около пяти тысяч человек и переправлено в порт Джибути для отправки в Советский Союз на самолетах гражданской авиации. Через сутки получили команду из советского посольства подойти и забрать  их и  семьи, так как боевые действия велись непосредственно возле посольства, и оно было частично разрушено.
 
 
 Мичман Забродин В.А.,капитан-лейтенант Волков,
мичман Балко М.В. и мичман Дронов А.А.
на борту плавбазы «Волга» в порту Аден в 1986 году.
 
             Корабль управления «Волга» перешел в новую точку и встал на якорь. Запросив по радио воюющие стороны о разрешении подойти к берегу и эвакуировать советское посольство,получили добро и твердые гарантии, что огонь открываться не будет. Подогнали гражданское судно поближе к берегу, спустили шлюпки и начали эвакуацию. В это время неподалеку встала на якорь и английская яхта, которая так же занялась эвакуацией. Забрав всех советских посольских, наши суда ночью отошли от берега, отправились в порт Джибути, выгружать посольство. С наступлением темноты, английская яхта подошла поближе к берегу и без разрешения местных властей, спустив шлюпки, стала собирать людей на берегу пытавшихся спастись от войны, как в это время по ним был открыт огонь,  шлюпки с людьми были потоплены, никто не спасся. Яхта под покровом ночи снялась с якоря и ушла в неизвестном направлении. В эти тревожные дни все офицеры и мичманы штаба трудились, не покладая рук, на кораблях  и  судах, кому какая выпала доля. После окончания войны в Адене, плавбаза «Волга» ушла на ПМТО, на Дахлак. В апреле на смену «Волге» пришел корабль управления «Даурия».
             В 1985-86 годах на пб пл «Волга» находился на боевой службе в Индийском океане - оказывали помощь ндрй в эвакуации посольства во время внутреннего переворота в стране - подвергались обстрелу с берега -поэтому ушли в море в зону недосягаемости снарядов. Английское судно  «Британия» предприняло попытку тоже эвакуировать свое посольство- плавсредство которое пыталось подойти к берегу было уничтожено-о жертвах не знаю. Эвакуация была перенесена на ночное время, эвакуировали всех включая и другие посольства соц. лагеря удачно, смертельный случай один - остановка сердца -инфаркт - представителя посольства СССР.
 
 
Корабль управления «Даурия»
 
             Перегрузив штаб и политический отдел эскадры на свой борт, «Даурия» включилась в несение боевой службы и в первый раз после гражданской войны в Адене, зашла в порт. Администрация и военно-морское ведомство поставило перед нами задачу – притащить из порта Массауа Эфиопии два средних десантных корабля и один катер. Вернувшись в Эфиопию, «Даурия» зацепила эти указанные корабли и без экипажей притащила в Аден. Благодарные йеменцы выделили целый кузов  «студебейкера» бананов, арбузов, овощей. Целые сутки катер сновал, доставляя эти продукты на корабль управления. А вечером нас ожидал еще один сюрприз. Начальник штаба  эскадры лично вручал всем офицерам и мичманам эскадры бутылку виски, четыре банки пива и блок сигарет. Так отблагодарило нас морское ведомство Йемена. На следующий день состоялась экскурсия по городу, пострадавшему во время известных событий. В городе везде были видны следы боев, сгоревшие дома, следы от пуль и снарядов на домах. В музее представитель военного ведомства показал экспозицию, сделанную после боев, рассказал истоки и последствия этого печального события.
 
 
 
Личный состав штаба и политотдела возле музея в Адене 1986 год.
 
 
 
Контр-адмирал Сергеев В.Н. с офицерами штаба и политического отдела
осматривают места боев в Адене
 
 
            
 
      
 
 
Фото: Ю.Лихацкий
 
 
Аден мирный
 
 
     
 
 
 Фото: Ю Лихацкий
 
 
Аден –
через месяц после переворота
 
     
 
фото: Ю.Лихацкий
 
 
«Кратер», старый город Адена; расположен в кратере потухшего вулкана
ЙЕМЕН
 
 
     Аден (араб. город в Йемене на берегу Аденского залива, бывшая столица Народной Республики Южного Йемена (30 ноября 1967 — 30 ноября 1970) и Народной Демократической Республики Йемен (до 22 мая 1990 года). После объединения в единый Йемен, статус столицы был потерян, но город остался важным транзитным портом на побережье Аравийского моря. Кроме того, у города расположен аэропорт международного значения.
Население — 647 тыс. жителей 
 
     Аден — крупнейший морской порт Йемена, находится на одном из самых оживленных морских путей мира, являясь перевалочным пунктом между морскими путями Индийского океана, Красного и Средиземного морей, Персидского залива.
В начале 60-х годов Советский Союз как союзник Египта был вынужден вмешаться в гражданскую войну в Йемене на стороне Саны в пику Саудовской Аравии и англичанам, которые поддержали оппозиционные племена.
     К этому времени в Йеменской Арабской Республике (ЙАР) на основании распоряжения Совета Министров СССР № 2249 от 17 октября 1956 г. уже находились советские военные специалисты. В 1963 г. их количество составляло 547 человек.
Всего до 1991 г. по линии МО СССР в ЙАР побывал 4281 советский военный советник и специалист (в том числе 97 генералов, 3311 офицеров, 195 прапорщиков и мичманов, 211 человек срочной службы и 467 рабочих и служащих СА и ВМФ.
     Для переброски советских военнослужащих в Египет, а затем и в Йемен был привлечен личный состав Черкасского полка военно-транспортной авиации на самолетах АН-12, базировавшихся в Кривом Роге. Экипажи полка выполняли "спецзадания за пределами Родины" с лета 1963 г. по январь 1966 г., летая по маршрутам: Кривой Рог–Симферополь–Анкара–Никозия–Каир; Каир–Сана.
     Из Каира все полеты в целях безопасности осуществлялись только ночью. Обычная загрузка самолета Ан-12 составляла от 4 до 12 т боеприпасов или 60–70 человек личного состава (египтян).
     Самолеты имели опознавательные знаки египетских ВВС. Летчикам в воздухе запрещалось выходить на любую радиосвязь. По итогам выполнения спецзадания советские экипажи были награждены египетскими медалями "За храбрость". Аналогичные медали получили и советские военные советники, находившиеся в Йемене при штабе объединенного командования египетско-йеменских войск. Советские потери в кампании составили: 1 советник в Йемене и 8 человек экипажа одного из самолетов, который потерпел аварию при взлете.
     Летом 1967 г. Египет вывел свои войска из Северного Йемена. Вслед за этим покинули Южный Йемен и англичане. Была провозглашена Народная Демократическая Республика Йемен (НДРЙ).
На основании распоряжений Совета Министров СССР № 2419 от 8 декабря 1968 г., № 148 от 21 января 1969 г. и № 735 от 17 апреля 1970 г. в страну были направлены советские военные специалисты.
В общей сложности к 1991 г. в НДРЙ выполнили свои задачи 5245 советников и специалистов СА и ВМФ (среди них 75 генералов, 3264 офицера, 212 прапорщиков и мичманов, 213 чел. срочной службы и 1481 рабочий и служащий).среди них – капитан 1-го ранга (в последующем контр-адмирал) Б. Нечитайло, который в ноябре 1976 г. прибыл в НДРЙ в качестве советника командующего флотом этой страны.
 
 
Начальник главного штаба ВМФ  адмирал флота Н.Д.Сергеев
 
     Перед самым отбытием в командировку, вспоминает он, начальник главного штаба ВМФ адмирал флота Н. Сергеев напутствовал: "Будете там так же активно работать, как в Союзе, я вас оттуда выгоню. Ваша задача – пробыть в Йемене как можно дольше. А если вы там все быстро сделаете, то зачем вы мне там нужны".
     Будущему советнику дали понять, что если он даст йеменцам какой-то совет, раскрывающий советские военные тайны, то его незамедлительно отзовут в Союз, исключат из партии и уволят из ВМФ. То же самое последует, если он что-то сделает не в пользу Союзу.
     К слову сказать, Б. Нечитайло и сменивший его в декабре 1979 г. капитан 1-го ранга В. Доценко провели колоссальную работу как в интересах СССР, так и Южного Йемена.
     Было найдено место и фактически построена военно-морская база с маневренным пунктом базирования советских кораблей. С 1976 по 1979 гг. она приняла 123 советских боевых корабля.
     После незначительной реконструкции аэродромов удалось обустроить советскую военную авиацию, которую "попросили" из Сомали. Советские советники и специалисты разработали директиву о создании противодесантной обороны о-ва Сокотра. В 1980 г. йеменцы впервые провели самостоятельные стрельбы с ракетных катеров и успешно осуществили учебную высадку десанта на этот остров.
     К началу 80-х годов относится некоторое охлаждение в советско-йеменских военных контактах. Местные руководители начали высказывать Москве претензии в отношении качества и количества поставляемых в страну вооружения и военной техники. При этом Москва не всегда реагировала адекватно. К примеру, имел место случай, когда советская сторона отказала в лечении сына командующего йеменским флотом под предлогом, что тот несколько не в том направлении представляет "взаимовыгодные" военно-политические отношения с Советским Союзом. Ребенок был отправлен в Англию и скоро встал на ноги. Однако "отсутствие гуманизма в Москве" негативно сказалось на взаимоотношениях между советскими и йеменскими военнослужащими.
     К середине 80-х годов, после посещения НДРЙ тогдашним главкомом ВМФ С. Горшковым, ситуация несколько изменилась. Адмирала Флота Советского Союза сопровождал сменивший В. Доценко капитан 1-го ранга А. Миронов, имевший опыт работы за границей: старшим лейтенантом в 1962–1964 гг. он служил в Египте.
     Кроме того, новый советник отличался от своих предшественников тем, что знал арабский язык. А это – больше половины успеха в работе. В ходе советско-йеменских переговоров была достигнута договоренность о строительстве маневренной базы для советских подводных лодок в Адене, заключен на 30 лет договор о сотрудничестве. В страну начала поступать более современная советская техника.
     13 января 1986 г. в НДРЙ произошел переворот. Вооруженные силы раскололись. Началась настоящая гражданская война. Советские советники и специалисты оказались отрезанными не только от Москвы, но и от советских официальных представительств в Адене.
     Спасались – кто как мог. В частности, А. Миронову с группой советников и несколькими десятками йеменцев в тяжелейших условиях удалось захватить лоцманский катер и уйти ночью в море. По горячим следам их искали наши морские пехотинцы, но безуспешно. Уже было подготовлено специальное донесение о трагической гибели соотечественников. Они действительно были на волосок от смерти, если бы в открытом море не оказался советский корабль.
 
Интересный случАй:
 
   После переворота в Адене там всё постепенно успокоилось, и вскоре ПБС ПЛ "Волга", на которой находился штаб эскадры, получила "Добро" на заход в порт. 
   Увольнения, динары, походы по лавкам, культурные мероприятия.
   На одном из береговых концертов, выдаваемых нашими матросами местному населению, к нашему штабному инструктору по комсомолу, Валере, подошла молодая женщина (наша, советская) и стала его (по-моему, чуть всплакнув), благодарить.
   Оказалось, когда во время путча, при непрекращающихся перестрелках в городе наши шлюпки доставляли гражданских с детьми (и чемоданами) на стоящий невдалеке из-за мелководья тральщик в районе ТЭЦ, наши "эвакуаторы" переносили людей на руках вброд до шлюпок. Эта женщина признала в Валере (лейтенант гренадерского сложения, русоволосый, пшеничные усы, румянец на щеках) того "переносильщика", который донёс её от берега к шлюпке.
   Потом она была пересажена на гражданский пароход, доставлена вместе с другими посольскими в Джибути, затем самолётом в Москву.
  Спустя пару месяцев, когда в Адене всё "устаканилось", эта женщина вернулась на работу в посольство, и на береговом концерте моряков-музыкантов для  молодёжи посольства и города узнала Валеру.
   Вот такой случАй был в нашей деревне.
 
Очевидец - Лихацкий Ю.В.