Начальник штаба 

-1-й заместитель командира 8-й эскадры:
 

Капитан 1-го ранга

Устименко Юрий Гаврилович.  

 с 1988 по 1991 год

Прибытие начальника Главного штаба ВМФ Адмирала Флота В.Н. Чернавина
на борт БПК «Таллин» в п. Аден (НДРЙ).
Сопровождает – командир 8-й ОПЭСК ВМФ  контр-адмирал Ф.Н. Громов, 
докладывает – командир корабля капитан 2 ранга Ю.Г. Устименко.
 
 
 
Выступление начальника Главного штаба ВМФ Адмирала Флота В.Н. Чернавина
перед экипажем БПК «Таллин».
1-й справа - командир БПК «Таллин» капитан 2-го ранга Ю.Г. Устименко.
 
 
 
 
 
 

 

Перевод корабля   ТАКР «КУЗНЕЦОВ».
 
      К концу ноября 1991 г. процесс распада СССР приобрел необратимый характер (на 1 декабря были назначены выборы президента Украины и референдум в поддержку акта о государственной независимости этой республики, принятого Верховной Радой 24 августа 1991 г.: Верховный Совет России принял аналогичный акт раньше — 23 августа), госиспытания самолетов прекратили и дальнейшее пребывание «Кузнецова» в Черном море теряло смысл. Вероятно, стремясь оградить себя от всех возможных неожиданностей, связанных с перспективой раздела флота, главком ВМФ адмирал В.Н.Чернавин и принял решение о срочном переводе корабля на Север, к месту постоянного базирования. Заранее определялась конкретная дата прохождения Гибралтарского пролива — 5 декабря 1991 г. В штабе ЧФ предлагали отправить на СФ вместе с «Кузнецовым» также большие противолодочные корабли пр.1134Б, как наиболее современные, но по ряду причин это предложение не было принято.
Обеспечение перехода возлагалось на первого заместителя командующего СФ вице-адмирала Ю.Г.Устименко, срочно прилетевшего в Севастополь. На борту «Кузнецова» также находился председатель Постоянной комиссии государственной приемки кораблей ВМФ вице-адмирал А.М.Устьянцев, поддерживавший связь с главкомом. Для обеспечения безопасного прохода «Кузнецовым» турецких проливов командующий ЧФ вице-адмирал И.В.Касатонов заранее выслал к Босфору спасательный буксир «Шахтер».
     И хотя о дате ухода корабля было известно заранее, не обошлось без спешки. Вечером 1 декабря Ю.Г.Устименко прибыл катером на борт стоявшего на внешнем рейде крейсера и приказал командиру срочно сниматься с якоря, несмотря на некомплект личного состава, главным образом, офицеров и мичманов, оставшихся на берегу. На борту находились представители гарантийной команды от промышленности (включая 12 человек от ЧСЗ), а также 15 летчиков и 40 техников 100-го КИАП, переходивших на Север. В 23.40 «Кузнецов» дал ход и в охранении БПК «Скорый» и СКР «Безукоризненный» вышел в море. На рассвете корабли были перед входом в Босфор, где их ожидал СБ «Шахтер». Су-ществует версия, что военный атташе США в Анкаре получил директиву воспрепятствовать проходу «Кузнецовым» турецких проливов хотя бы на сутки, но не успел (зато в 2001 г. это получилось в отношении его близнеца, проданного Китаю недостроенного «Варяга», целый год ждавшего в Черном море разрешения местных властей).
     В сопровождении «Шахтера» ТАКР прошел турецкие проливы, где несколько матросов хотели бежать, сбросив с кормы крейсера спасательный плотик и пытаясь достичь на нем турецкого берега, но были подняты на буксир и возвращены на корабль. В сопровождении турецких, а затем греческих, итальянских, французских и испанских кораблей, сменявших друг друга, а также авиации стран НАТО, «Адмирал Кузнецов» направился к Гибралтару.
     Кроме кораблей непосредственного охранения, обеспечение перехода авианосца до границы зоны ответственности ЧФ — меридиан 08°58' западной долготы — возлагалось на находившуюся в Средиземном море 5-ю оперативную эскадру (ПКР «Москва», БПК «Сдержанный», танкеры «Иван Бубнов» и «Борис Чиликин», подводные лодки СФ и плавмастерская ПМ-9). В прикрытии ТАКР участвовал и ЭМ «Безбоязненный», осуществлявший межфлотский переход с Балтики на ТОФ (корабли разошлись ночью 5 декабря в западной части Тунисского пролива на дистанции 20 миль).
     Уже в Эгейском море на ТАКР была отмечена вибрация третьей (ближняя справа от ДП) машины. Позже выяснилась причина — сорванная штормом и намотавшаяся на гребной винт рыболовная сеть. Движению это особо не мешало, поэтому так и шли до самого Гибралтара, где во время двухдневной стоянки и приема топлива в точке № 3 с танкера «Иван Бубнов» корабельные водолазы ножами срезали сеть, освободив винт. Заодно они обнаружили исчезновение наваренной на его лопасть во время докования в Новороссийске вставки размером 200x250 мм (последствия повреждения в Днепро-Бугском канале).
За Гибралтаром в охранение «Адмирала Кузнецова» вступили СКР «Бдительный» (БФ) и «Задорный» (СФ).
     Там же корабли разошлись с американской авианосной ударной группой во главе с новейшим атомным авианосцем «Джордж Вашингтон», следовавшей из Норфолка в Средиземное море. Американцы приступили к облетам нашего ТАКР, фотосъемке и замерам его физических полей. «Кузнецов» в ответ передал сигнал «Провожу учения», увеличил ход до 24 уз. и поднял в воздух оба спасательных вертолета Ка-27ПС (самолетов на борту во время перехода не было). А СКР «Задорный» попутно поднял с воды один из сброшенных американскими вертолетами радиогидроакустических буев. В районе 64-й параллели «Бдительного» сменил ЭМ «Безудержный» (СФ).
     Корабль шел постоянным 12 — 14 уз. ходом, не считая кратковременного увеличения скорости за Гибралтаром. Замечаний к работе котлов и турбин при переходе не было. После ухода американцев отряд советских кораблей сопровождали сначала британский, а затем норвежский фрегаты; от мыса Нордкап и до самого входа в Кольский залив за отрядом следил норвежский разведывательный корабль «Марьятта».
     21 декабря «Адмирал Кузнецов» прибыл на Северный флот и был включен в состав 43-й (Атлантической) дивизии ракетных крейсеров с базированием в п. Видяево.

 

 

 

Компиляция – Лихацкий Ю.В.