Розин Александр.
 
     Миссия советского флота в ходе войны между  Индией и Пакистаном в  1971 г.
 
 
Огромное спасибо Пыркову Владимиру Степановичу командиру отделения радиотелеграфистов на МРЗК «Измеритель» за его воспоминания.
 
 
Часть 1.
Пролог.
 
     С момента завершения боевых действий между Индией и Пакистаном в 1965 г. отношения между странами были напряженными, новая война могла начаться из-за любого повода. Таким поводом в 1971 г. стала ситуация в Восточном Пакистане.  Восточный Пакистан - часть индийской Бенгалии, после разделения страны в 1947 г., отошел к Пакистану. Основанием для передачи послужило то, что 82 % бенгальцев исповедовали ислам. Но хотя они по вере и были единоверцами, но говорили на разных языках. В Бенгалии говорили на своем языке - бенгали, а из Исламабада предписывали обращаться на урду. Наблюдалась дискриминация бенгальцев на государственной службе, а общий жизненный уровень здесь был втрое ниже, чем в Западном Пакистане. Все это создавало условия для роста сепаратистских настроений. Кроме того 20 марта 1966 г. президент Пакистана  Аюб Хан заявил об аннулировании соглашения об автономии Восточного Пакистана. Это резко активизировало деятельность Народной лиги, ее лидер Маджибур Рахман с января 1968 г. санкционировал создание боевых групп “Мукти бахини” (“Освободительная сила”). К осени того же года развернулось многотысячное движение, требующее проведения в Бенгалии всеобщих выборов. Новое руководство Пакистана в лице генерала Яхья Хана ввело в анклаве военное положение, чтобы сбить волну протестов.
     В 1970 г. ко всем бедам Бенгалии добавился катастрофический тайфун. Он унёс жизни десятков тысяч человек, оставив более полумиллиона без крова, а гибель урожая стала причиной начала голода. В декабре 1970 г. Народная лига победила на выборах в Восточной Бенгалии. Но президент Пакистана отказался передать власть лигистам и предоставить району внутреннюю автономию. 25 марта 1971 г. Исламабад распустил Народную лигу. Лидеры Авами бежали в соседнюю Индию. Сформировав там правительство в изгнании, они объявили Восточный Пакистан независимым государством. Начались массовые карательные акции против активистов движения со стороны правительственного аппарата. А поскольку тех защищали боевики “Мукти бахини”, в дело вступила пакистанская армия. Началась не война, а бойня: первых попавшихся бенгальцев давили танками, хватали на улицах и везли к озеру в окрестностях Читтагонга, где десятки тысяч людей были расстреляны из пулеметов, а их тела утоплены в озере. Теперь это озеро называется озером Восставших. Началась массовая эмиграция в Индию, где оказалось около 10 миллионов человек.
     Советское правительство, руководствуясь заботой о сохранении мира, неоднократно высказывало президенту и правительству Пакистана свою озабоченность положением, сложившимся на Индостанском полуострове в связи с событиями в Восточном Пакистане. Уже 2 апреля 1971 г. Председатель Президиума Верховного Совета СССР Н. В. Подгорный обратился к президенту Пакистана с настоятельным призывом "принять самые неотложные меры для того, чтобы прекратить кровопролитие, репрессии против населения в Восточном Пакистане и перейти к методам мирного политического урегулирования".
     Но Пакистан исправлять ситуацию не собирался. Индия, приютившая лидеров Народной лиги, теперь оказывала и военную помощь отрядам “Мукти бахини”. Это привело отношения между Дели и Исламабадом к критической стадии. В обеих странах началась мобилизация резервистов. 18 ноября 1971 г. состоялся первый бой между пакистанским отрядом, преследовавшим повстанцев, и индийскими пограничниками. К месту столкновения в районе Хили (северо-западнее Калькутты) обе стороны подтянули подкрепления, и 21-22 ноября разыгралось настоящее сражение с применением танков и авиации. Страны неудержимо катились к большой войне, которая фактически уже началась. Столкновения на границе Индии и Восточного Пакистана практически переросли в открытые боевые действия. На западной границе Индии и Пакистана тоже постоянно происходили столкновения. 
     Премьер-министр Индии Индира Ганди лично провела обширную дипломатическую кампанию и написала нескольким главам иностранных правительств, убеждающих их оказать нажим на Пакистан для разрешения кризиса в Восточном Пакистане. Позже, она посетила несколько главных мировых столиц с целью объяснить свою позицию и найти понимание своей политики в отношении Пакистана, в том числе и США 3-7 ноября.  9 августа 1971 г. был подписан советско-индийский Договор о мире, дружбе и сотрудничестве, который ознаменовал начало нового этапа в двусторонних отношениях и заложил твердые политические и правовые основы для их дальнейшего развития. В Договоре было зафиксировано, что партнеры не будут участвовать в каких-либо военных союзах, направленных против другой стороны. В статье IX говорилось: «Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон обязуется воздерживаться от предоставления какой-либо помощи любой третьей стороне, участвующей в вооруженном конфликте с другой Стороной. В случае, если любая из Сторон явится объектом нападения или угрозы нападения, Высокие Договаривающиеся Стороны немедленно приступят к взаимным консультациям в целях устранения такой угрозы и принятия соответствующих эффективных мер для обеспечения мира и безопасности их стран.»  Таким образом, этот документ стал прообразом Договора о стратегическом партнерстве. Для СССР это был первый подобный договор, заключенный с несоциалистической страной и с государством, не отнесенным к категории так называемых стран социалистической ориентации, что подчеркивало приоритетную роль, которую получила Индия в советской внешней политике. Советско-индийский Договор прошел всестороннюю проверку уже через несколько месяцев, когда в декабре 1971 г. началась индийско-пакистанская война.
Согласно авторам книги ‘War and Secession’, во время переговоров относительно советско-индийского Договора, индийские собеседники сообщали советским представителям, что они намереваются использовать группу войск, чтобы "решить" восточно-пакистанский кризис. Во время посещения Москвы 27-29 сентября 1971 г., госпожа Ганди по сообщениям сказала советским лидерам довольно явно, что военные действия, вероятно, вспыхнут после муссонов. К началу ноября из СССР в Индию были начаты специальные отгрузки военного оборудования воздушным путем, советская военно-транспортная авиация доставляла в Cochin противотанковые ракеты, артиллерию, танки. В ноябре советская военная делегация во главе с главкомом ВВС маршалом П.С.Кутаховым прибыла в Индию для обсуждения новых поставок советского оружия. 11 ноября министр обороны СССР маршал Гречко, заверил посла Индии в СССР доктора Shelvankar, что Советский Союз будет действовать в соответствии с положениями Договора. Помимо СССР Индия заключила ряд контрактов о поставках дополнительного военного оборудования  с Чехословакией и Польшей. С Чехословакией были заключены контракты на поставку бронетехники и боеприпасов. Эти грузы были отправлены со второй половины мая по июль 1971 г. из югославского порта Риека на индийских судах. Поставки по этому контракту из Чехословакии  были завершены в августе-сентябре 1971 г. В июле 1971 г. Индия заключила соглашение о военных поставках с Польшей, часть танков была отправлена в сентябре, а в октябре весь груз был отправлен. Индия и Польша вела переговоры относительно поставок дополнительных партий танков, к концу ноября. Кроме того некоторые индийские суда были задействованы в перевозке взрывчатки и боеприпасов из болгарского порта Варна. Кстати индийцы осуществляли закупки вооружений и боеприпасов и в США. Так например уже после начала войны, 1 декабря 1971 г.  американцы отменили экспортные лицензии на поставку боеприпасов Индии на  2 мил. долларов,  а 3 декабря были отменены лицензии на поставку запасных частей самолетов и оборудования для  коммуникаций на сумму 1,3 мил. долларов.
     США в свою очередь активно помогали и  Пакистану. Несмотря на творимый пакистанской армией геноцид на территории Восточного Пакистана, и начавшуюся там, в марте 1971 г. гражданскую войну, Соединенные Штаты продолжали посылать поставки вооружений в Пакистан и после того, как правительство Никсона объявило о прекращении поставок  оружия. 15 апреля 1971 г.  государственный департамент объявил, что продажа американского военного снаряжения Пакистану прекратились  25 марта. Но как сперва оказалось, запрет на поставки оружия не вступал в силу до 6 апреля.  А потом появились сообщения, что  в июне 1971 г. целый ряд пакистанских судов, покинул  американские порты, загруженные военным оборудованием и запасными частями для военных транспортных средств, купленных согласно более ранним лицензиям. Как сообщалось  в общей сложности на 5 мил. долларов военного снаряжения американцы послали в Пакистан между 25 марта и 8 ноября. Только 8 ноября 1971 г., государственный департамент объявил об отмене всех выданных военных экспортных лицензий для Пакистана. Глава пресс-службы государственного департамента сказал, что отмена затрагивала снаряжение на  2,1 мил. долларов  в лицензиях оформленных до 25 марта. Запрет распространяется и на грузы стоимостью в 1,5 мил. долларов находящиеся на американских военных складах, которые были одобрены для отгрузки, но не посланы до 8 ноября. Однако запрет не  затрагивал груз военных запасных частей на  160 000 долларов уже прошедших через таможню в порту Нью-Йорка.
 
Советский флот в Индийском океане.
 
     Определенную роль в Индийском океане играли отряды советских кораблей, но этот регион для них был нов, и их деятельность в основном сводилась к демонстрации флага. Только в марте 1968 г. отряды советских кораблей начали демонстрировать  советское присутствие в Индийском океане. Согласно данным  Объединенного Комитетам по иностранным делам австралийского парламента, в 1968 г. в Индийском океане оперировали 6  советских надводных боевых кораблей, 2 субмарины и 6 вспомогательных судов. В дальнейшем число кораблей действующих в Индийском океане увеличивалось от первоначального количества, но незначительно до 7 надводных боевых кораблей в 1969 г., до 7 субмарин и 12 вспомогательных судов в 1970 г. В 1971г. там несли службу 10 надводных боевых кораблей, но  подводная лодка была замечена только одна, а количество вспомогательных судов уменьшились с 10 до 7. В среднем, число советских военных кораблей, развернутых в Индийском океане, не превышало 20-22 ежегодно (из них половина  вспомогательные), но в это число не входят корабли совершавшие межфлотские переходы с Балтики или Черного моря вокруг Африки и через Индийский океан. 
     В конце ноября 1971 г. на боевую службу в Индийский океан вышел очередной отряд кораблей,  под  командованием командира 10 оперативной эскадры ТОФ контр-адмирала Владимир Сергеевич Круглякова. В его составе было 3 судна – эсминец пр.56 (по классификации НАТО Kotlin) «Возбужденный» бортовой номер 448 (к-2р. Подольский Вадим Николаевич), морской тральщик пр.264А (по классификации НАТО Т-58) «МТ-4» бортовой номер 330 (к-3р. Анатолий Сасса)  и танкер «Полярник». Командование и штаб отряда размещался на ЭМ «Возбужденный», начальником штаба был капитан 1 ранга Анатолий Григорьевич Грукало, от политотдела флота поход обеспечивал начальник политотдела оперативной эскадры ТОФ Герой Советского Союза капитан 1 ранга Николай Витальевич Усенко. 
За полмесяца до их выхода на Тихоокеанский флот с инспекцией прибыл первый заместитель ГК ВМФ адмирал флота В.А.Касатонов, при  проверке он сделал упор на фактическую готовность кораблей к боевым действиям. О действиях ТОФ в этот период рассказывает вице-адмирал в отставке В.С.Кругляков: «Однако нам он ни слова не говорил о тогдашних напряженных отношениях между Индией и Пакистаном… Перед отбытием в Москву В.А.Касатонов мне сказал: "Ты идешь на эсминце, а придется, видимо, принять управление всеми кораблями в Индийском океане. Не мало ли берешь людей в штаб?" Я тогда не придал должное значения этому разговору, а Владимир Афанасьевич, видимо, просто не мог, не имел права говорить мне что-либо большее».
     Перипетии похода отряда во главе с эсминцем «Возбужденный» отразил на страницах своей книги «Океанский максимум» Москва, Воениздат, 1980 г. и «Океанские вахты» Москва 1983 г. Герой Советского Союза Николай Витальевич Усенко. Он входил в походный штаб отряда. Естественно, что в книге, изданной в то время нет никаких упоминаний о миссии отряда, зато много бытовых, повседневных случаев характеризующих нелегкий поход. Вышедшие корабли  должны были сменить отряд кораблей, который к этому времени уже несколько месяцев нес боевую службу в Индийском океане.
     В ноябре 1971 г. отряд надводных советских кораблей насчитывал всего 3 боевых корабля: 1 эсминец пр.56 (по классификации НАТО Kotlin) «Веский» бортовой номер 407 (к-3р. Д.П. Чериватый), 1 морской тральщик пр.264А (по классификации НАТО Т-58) «Павел Хохряков» бортовой номер 335 (капитан 3 ранга Шаталин Евгений Александрович, старший на корабле капитан 2ранга Малый Я.З.)  и 1 большой десантный корабль пр. 1171 (по классификации НАТО Alligator) «БДК-77» бортовой номер 343 (к-2р.А.А. Вдовиченко) в Индийском океане с октября. Было 5 вспомогательных судов ВМФ: 3 танкера – один пр.577 (по классификации НАТО Uda) «Вишера» (с июля по декабрь 1971 г.), два пр.563 (по классификации НАТО Kazbek) «Бугуруслан» (с сентября 1971 г. по январь 1972 г.) и с ноября «Житомир»; 2 плавмастерские – одна пр.301М (по классификации НАТО Oskol) «ПМ-24» ЧФ, бортовой номер 24 (к-3р.А.А.Шведов) пришла в июне 1971 г., но находилась  в Басре (Ирак) где занималась ремонтом двух тральщиков ранее переданных ВМС Ирака, вторая пр. 304 (по классификации НАТО Amur) «ПМ-40» бортовой номер 40 (к-3р. Э. Климов) прибыла обогнув Африку в сентябре и находилась в порту Бейра (Сомали).  Подводные силы были представлены одной дизельной подводной лодкой пр.641 которая в сентябре 1971 г. прибыла из европейской части СССР совместно с «ПМ-40» обогнув Африку.
 
Начало войны.
 
     3 декабря 1971 г. эпизодические столкновения между Индией и Пакистаном переросли в войну. Каждая из сторон обвинила в ее начале противника.
Филиппов Александр Викторович работавший в это время собственным корреспондентом «Правды» в Пакистане вспоминал начало войны: «Утром 2 декабря отменяются рейсы Пакистанской авиакомпании внутри страны.
     — На всякий случай перегнали пассажирские самолеты в Иран, — откровенно сообщают мне в билетной кассе.
     Я надеялся слетать в Исламабад, где ожидалась пресс-конференция в министерстве информации о положении на Востоке. Вечером 3 декабря, незадолго до наступления сумерек, ловлю волну радио Дели. Диктор передает экстренное сообщение: ВВС Пакистана атаковали ряд аэродромов и стратегических узлов Индии. В Кашмире пакистанские части перешли линию перемирия.
     Это война.
     Едва стемнело, как взревели сирены. Воздушная тревога. Бьют зенитные орудия, по небу бегают пучки прожекторов. Один за другим раздаются взрывы. В районе морского порта и аэродрома вспыхнули пожары. Судя по всему, бомбежка ведется прицельная, атакам подвергаются военные объекты.
     Налет еще не прекратился. Подошло время связи с Москвой. Набираю номер международного узла. Оператор, которого я хорошо знаю, он не первый год работает на линии, извиняясь говорит, что власти распорядились связи советским журналистам не давать. Трубку берет другой человек и сообщает, что линия не в порядке.      Так, впрочем, отвечали все время, пока шли военные действия.
     Кажется, атака отбита. Бравурная музыка. Снова сигнал воздушной тревоги, снова треск зенитных установок и уханье бомб. Так почти до самого рассвета.»
     Бывший начальник Первого главного управления КГБ СССР генерал-лейтенант Леонид Владимирович Шебаршин, в 1971 г. заместитель резидента КГБ в Индии вспоминал: «2 декабря 1971 года посол Н. М. Пегов устраивал прием в честь первого заместителя министра иностранных дел СССР В. В. Кузнецова. Василий Васильевич прибыл в Дели для того, чтобы вместе с индийцами изыскать возможность предотвратить надвигающуюся войну с Пакистаном или, как грубовато шутили советские дипломаты, "удержать мадам Ганди за юбку".
          В. В. Кузнецов вел длительные и вежливые беседы с Индирой Ганди, ее советниками, выслушивал многословные разъяснения резонов, по которым миролюбивая Индия обеспокоена действиями Пакистана. К тому времени уже был подписан советско-индийский договор о дружбе и сотрудничестве, и в Индию нескончаемым потоком поступала советская военная техника.
           Прием в посольстве проходил в чрезвычайно теплой обстановке. Гости мило улыбались любезным хозяевам, говорили приятные и льстивые слова и озабоченно хмурили брови, упоминая о пакистанской угрозе. Хозяева при этом упоминании тоже сгоняли улыбки с уст, выражая твердую уверенность, что здравый смысл восторжествует и кровопролития удастся избежать. При этом все дружно клеймили злодеев-пакистанцев и их американских и китайских покровителей. Все шло прекрасно, как вдруг в зале приемов погас свет. Свет погас не только в посольстве, а во всем городе. Это могло означать только одно - началась война.
           Я быстро ушел с приема, в темноте добрался до машины и из города позвонил одному хорошо осведомленному знакомому. (Звонить ему из посольства было нельзя - служащие его категории не имели права поддерживать неофициальные контакты с иностранцами.) Выяснилось, что два неизвестных, предположительно пакистанских, самолета нанесли удар по базе ВВС Индии, повредив взлетно-посадочную полосу.  Индийские самолеты немедленно нанесли ответный удар, а сухопутные силы пошли в наступление в районах Раджастана и Сиалкота на западной границе и начали марш на Дакку на восточном направлении. Было в этой истории с налетом на Агру нечто шитое белыми нитками.
          Какой военачальник пошлет всего два самолета для того, чтобы бомбить крупную авиабазу в момент наивысшей опасности для своей страны? Почему самолеты прилетели в сумерках, а не на рассвете, как это делается всегда, если нападающая сторона развязывает войну и стремится получить преимущество внезапности? Почему пакистанская сторона не предприняла вслед за налетом других действий? Ничего загадочного не произошло. Индия изготовилась к войне, провела массированную пропагандистскую подготовку, тщательно прозондировала политическую ситуацию, сконцентрировала силы на главных направлениях. Нужен был повод, но напуганный, затравленный противник его не давал. Так и появились самолеты над Агрой.
          Несколько лет спустя при встрече с П. Н., одним из авторов и исполнителей военно-политической кампании 1971 года, я заметил, что вся операция была разыграна, как шахматная партия. П. Н. довольно улыбнулся. В человеческой истории было немного эпизодов, где столь малые издержки дали такой крупный результат. Война началась.»
Версия Л.В.Шебаршина об индийской провокации для развязывании войны неверна.  Несомненно, Индия готовилась к войне, по пакистанским данным индийцы планировали начать ее 6 декабря, так что  война была неизбежна, но история говорит однозначно войну начал именно Пакистан, а Индия этим успешно воспользовалась.
     Во второй половине дня 3 декабря  с 17.09 до 17.23 ВВС Пакистана нанесли внезапные  удары по  аэродромам и нескольким  военным объектам Индии. Эта операция, носившая кодовое название «Чингиз-Хан», была спланирована под влиянием израильского авиаудара в первый день «Шестидневной войны» 1967г., в результате которого ВВС арабских стран были фактически разгромлены. Однако Пакистану не удалось повторить израильский успех, их летчикам не хватило мастерства, стремительности и собранности израильских коллег, и итогом стал невыразительный налет на семь индийских авиабаз. Атака состояла из двух этапов: на первом планировалось нанести удар по взлетно-посадочным полосам, что и было сделано, однако, причиненный ущерб был незначительным и индийцы в течение считанных часов устранили все полученные повреждения. Второй этап, состоявший из серии ударов пакистанскими бомбардировщиками В-57 по индийским реактивным самолетам на приграничных авиабазах, в свою очередь, также оказался безрезультатным. В итоге пакистанцам так и не удалось уничтожить ни единого индийского самолета.
 
Операция «Чингиз-Хан» 3 декабря 1971г.
Последовательность авиаударов
Цель
Самолет
Используемое оружие
Командир миссии
1.
Аэродром Srinagar
8 F-86F
Бомбы
Командир звена Changezi
2.
Аэродром Awantipura
8 F-86F
Бомбы
Командир звена Abdul Aziz
3.
Аэродром Pathankot
8 F-86F
Бомбы
Командир звена Jilani
4.
Аэродром Amritsar
4 Мираж
Бомбы
Командир звена Hakimullah
5.
Аэродром Pathankot
4 Мираж
Бомбы
Командир эскадрона Aftab A Khan
6.
Аэродром Amritsar
2 F-104
Ракеты и пушки
Командир звена Amjad H Khan
7.
Радар Faridkot
2 F-104
Ракеты и пушки
Командир звена Arif Iqbal
8 – 9.
Аэродром Ambala
2 B-57
Бомбы
Командиры экипажей Rais Rafi, Feroze Khan
10.
Аэродром Agra
2 B-57
Бомбы
Командиры экипажей M Yunus, Mazhar Amin
11 – 12.
Аэродром Halwara
2 B-57
Бомбы
Командиры экипажей Abdul Basit,  Iqbal Javed
13.
Аэродром Amritsar
1 B-57
Бомбы
Командир экипажа Majid Javed
14.
Аэродром Pathankot
1 B-57
Бомбы
Командир экипажа Sultan Arshad
15.
Аэродром Srinagar
1 C-130
Бомбы
Командир экипажа Nisar Yunus
16.
Аэродром Sirsa
1 B-57
Бомбы
Командир экипажа Y H Alvi
17.
Аэродром Jaisalmer
1 B-57
Бомбы
Командир экипажа Ishfaq Qureshi
18.
Аэродром Bikaner
1 B-57
Бомбы
Командир экипажа Baharul Haq
19 – 20.
Аэродром Jodhpur
2 B-57
Бомбы
Командиры экипажей Sohail Mansur, Aftab Zia
21.
Аэродром Jamnagar
1 B-57
Бомбы
Командир экипажа Ejaz Azam
22.
Аэродром Uttarlai
1 B-57
Бомбы
Командир экипажа M Akhtar
23 – 26.
Аэродром Uttarlai
4 T-33
Пушки
Командиры экипажей Qureshi, A Choudhry, Akhtar, Bashir
 
     Вслед за ударами авиации в наступление перешли сухопутные войска Пакистана. Пакистанский флот получил сигнал о начале войны в 18.45 3 декабря. Президент Пакистан Яхья Хана сделал по пакистанскому радио заявление, в нем он обвинил Индию в том, что она "начала войну" против Пакистана. "Мы сражаемся за целостность нашей страны, - сказал Яхья Хан, - настало время дать сокрушительный отпор Индии". Представитель пакистанского правительства сообщил, что армии отдан приказ продвинуться в глубь территории Индии и "наносить удары максимально глубоко".
     Известие о начале войны застало Индиру Ганди в Калькуте, она срочно на военном самолете в сопровождении истребителей вернулась в Дели и после полуночи выступила с радиообращением к нации, в котором сообщила о начале войны: «Я обращаюсь к вам в момент величайшей опасности для нашей страны и для нашего народа.  Пакистан развернул против нас широкую войну. Пакистанские ВВС нанесли неожиданные удары по нашим аэродромам в Амритсаре, Патанкоте...
     Они обстреляли наши оборонительные позиции в Сулайманке, Кхемкарае, Пунче и в других секторах». Индира Ганди объявила о введении чрезвычайного положения в стране и начале мобилизации. «Агрессии должен быть дан отпор, и народ Индии даст его при помощи мужества и решимости, дисциплины и морального единства», - подчеркнула И.Ганди. 
     Почти одновременно индийская авиация приступила к нанесению ответных ударов по авиабазам на территории Пакистана.
     4 декабря Пакистан объявил о состоянии войны с Индией, подобного заявления с индийской стороны не последовало.  В ту же ночь 222-я эскадрилья, в состав которой входили истребители-бомбардировщики Су-7, нанесла удар по пакистанской базе в Равалпинди. Одновременно 101-й эскадрильей, на оснащении которой также находились Су-7, был нанесен удар по авиабазе в Пасруре. Чуть позже 20-я эскадрилья, оснащенная британскими «Хоукер Хантерами», атаковала пакистанские авиабазы в Пешаваре, Чакале и Кохате. В результате было уничтожено четырнадцать пакистанских самолетов, так и не поднявшихся в воздух. Еще шестнадцать было сбито индийцами либо во время воздушных боев, либо с помощью ПВО. Итоги ночи на 4 декабря носили для пакистанцев катастрофический характер: отныне они были вынуждены сократить количество операций на западе, предполагавших поддержку с воздуха. Более того, до самого конца войны на ВВС Пакистана возлагались задачи лишь оборонительного характера. За первые два дня конфликта индийские ВВС также потеряли 23 самолета, однако несмотря ни на что, индийцам все-таки удалось завоевать абсолютное превосходство в воздухе на западе, что гарантировало им все преимущества в предстоящих наземных сражениях. На западе, индийская армия не планировала крупного наступления. План подразумевал сдерживание сил противника и одновременное осуществление ряда небольших атак, которые должны были улучшить тактические позиции индийцев. И хотя там были сосредоточены главные силы индийской армии 12 дивизий сведенных в три корпуса, главный театр боевых действий развернулся на восточном фронте где были развернуты четыре с половиной дивизии. Индийские войска вступили на территорию Восточного Пакистана, и 6 декабря Индия признала создание на этой территории государства Бангладеш. В ответ Пакистане было объявлено о разрыве дипломатических отношений между Пакистаном и Индией.
     Госдепартамент США заявил, что главная ответственность за начало военного конфликта лежит на Индии, представитель США в Совете Безопасности ООН Дж.Буш назвал ее «агрессором», хотя это было и не так и американцы это знали. Американцы оказались в сложном положении по двум причинам, у администрации не было возможностей для действенной военной помощи американскому союзнику - Пакистану, тем более в американском обществе отрицательно относились к карательным акциям пакистанской армии в Восточном Пакистане, и кроме того, США не желали до конца ссориться с Индией. Попытки натравить на Индию Китай не увенчались успехом. Китай предпринял ряд политических шагов в целях раздувания китайско-индийских противоречий, к этому их подталкивали американцы. Генри Киссинджера встретился с послом Китая в ООН Хуэнг Хуа (Huang Hua), чтобы предложить, чтобы Пекин сделал скоординированные военные шаги в поддержку Пакистана. В сообщении  переданном Киссинджером, было обещание того, что, если бы СССР ответили  военными действиями, США поддержали бы Китай в любой конфронтации с Советским Союзом. Когда китайцы попросили встретится с  Киссинджером в Нью-Йорке два дня спустя, Белый дом предположил что Китай решил начать военные действия против Индии. В Белом доме понимали, что кризис мог бы привести к ядерной войне, но по общему заключению американских аналитиков выходило что будет  обычная региональная война в Южной Азии, Индия и Советский Союз против Китая, США и Пакистана. Однако когда встреча произошла, Никсон, Белый дом узнали, что просьба о встрече со стороны китайцев не имела никакого отношения к военным шагам в поддержку Пакистана. Со своей стороны, президент Никсон понял, что «Россия и Китай не идут на войну.»
     Именно позиция занятая Советским Союзом предотвратило вмешательство китайцев и сдерживала американцев. Теперь СССР по сравнению с конфликтом 1965 г. резко изменил подход к военному столкновению. Советский представитель на заседаниях Совета Безопасности три раза (5, 6 и 13 декабря) накладывал вето на резолюции о событиях на Индостане, предложенные американским делегатом. СССР, всю ответственность за возникший очаг напряженности возложил на правительство Пакистана. В Заявлении ТАСС от 6 декабря указывалось на тяжелую ответственность, которую взяли на себя руководители Пакистана, следуя опасному курсу развязывания военных действий против соседней Индии. При этом подчеркивалось: «Советский Союз не может оставаться безразличным к происходящим событиям, учитывая и то обстоятельство, что они имеют место в непосредственной близости от границ СССР и, следовательно, затрагивают интересы его безопасности». 12 декабря в Индию приехал первый заместитель министра иностранных дел СССР В. В. Кузнецов, чтобы обсудить политическое признание Бангладеш.
Индийская армия и флот сумели быстро переломить ход боевых действий в свою сторону. Флот оказался на высоте, при этом неплохо показала себя советская техника.
 
Класс/ страна
Индия
Пакистан
Авианосец
1 - Vikrant (бывший Hercules)
-
Крейсер
2 - Mysore (бывший Nigeria)
Delhi (бывший Achilles)
1 - Babur (бывший Diadem)
Эсминец
3
5
Фрегат
14
2
Корвет
5 (пр.159Э)
-
РКА
6 (пр.205)
-
Подводные лодки
4 (пр.И641)
4
СМПЛ
-
6
Тральщик
8
8
Военный танкер
2
1
Плавбаза
1 (пр.1886М)
-
Десантный корабль
2 (пр. 770М)
-
 
     Военно-морские силы Пакистана имели в своем составе 30 кораблей и судов, личный состав - 9870 человек, из них 870 офицеров. Один из серьезных недостатков пакистанских ВМС - отсутствие в их составе морской авиации. В связи с этим пакистанское командование использовало для разведки самолеты гражданской авиации, имевшие ограниченные возможности. Организационно ВМС Пакистана состояли из флотов Восточного и Западного Пакистана. Во флот Западного Пакистана входили флотилии надводных кораблей, эскадры тральщиков и эскадренных миноносцев и отряды подводных лодок. Корабли базировались на военно-морской базе Карачи. Флот Восточного Пакистана состоял из речной флотилии и отдельного отряда сторожевых катеров, базировавшихся на военно-морских базах Читтагонг и Кхулна. В середине ноября пакистанские ВМС были приведены в повышенную боевую готовность. 21 ноября они установили контроль над торговым судоходством. Эскадренные миноносцы и сторожевые корабли приступили к несению дозора у главной военно-морской базы Карачи. Во второй половине ноября началось развертывание пакистанских подводных лодок к индийскому побережью: 2 подводные лодки были развернуты на подходах к главной военно-морской базе индийских ВМС Бомбей и 2 подводные лодки - в Бенгальском заливе. Остальные корабли сосредоточились в военно-морских базах Карачи, Кхулна и Читтагонг.
     Противостоявшие им военно-морские силы Индии в своем составе имели более 80 кораблей и вспомогательных судов. В составе морской авиации индийского флота имелись 20 самолетов английского производствам "Хаук" (в том числе 10 на авианосце «Vikrant»), 10 противолодочных самолетов французского производства "Ализе" и вертолеты "Алуэтт II".
     Организационно ВМС Индии состояли из Западного, Южного и Восточного военно-морских командований. В состав Западного и Восточного командований входили Западный (командующий вице- адмирал Кохли) и Восточный (командующий вице- адмирал Кришнан) флоты. Южное военно-морское командование состояло из дивизиона сторожевых кораблей и судов обеспечения. С учетом разобщенного характера театра военных действий из боевого состава Западного и Восточного флотов ВМС Индии были сформированы два временных соединения: "Восточное", предназначенное для действий в Бенгальском заливе и "Западное" - для действий в Аравийском море. В состав "Восточного" соединения входили авианосец «Vikrant», эскадренный миноносец, 3 сторожевых и 2 противолодочных корабля. Базировалось это соединение в порту Визагапатам.
     СССР немало сделал для качественного роста индийского флота. По условиям первого контракта подписанного 1 сентября 1965 г. в  Индию из СССР были поставлены 4 ПЛ пр. И641 «KALVARI», «KHANDERI», «KARANJ», «KURSURA» (поставлены в 1966-1969 гг.), 5 СКР пр.159Э «KAMOTRA», «KADMATT», «KAVARATTI», «KILTAN», «KATCHHAN» (в 1968-1969 гг.), плавбаза ПЛпр.1886М «AMBA» (в 1968 г.), 2 десантных корабля пр.770М «GHARIAL» и «GULDAR» (в 1966 г.), 5 сторожевых катеров пр.368П «PAMBAN», «PANAJI», «PURI», «PULICAT», «PANVEL» (в 1967 г.). В январе 1969 г. был заключен новый контракт о поставках 8 ракетных катеров пр.205 «VINASH», «VIDYUT», «VIJETA», «VEER», «NIRGHAT», «NIRBHIK», «NASHAK», «NIPAT» (в 1971 г.), 1 спасательное судно подводных лодок «NISTAR» (в 1971 г.). В середине 1971 г. были заключены новые контракты о поставках 4 подводных лодок пр. И641К, 3 сторожевых корабля пр.159АЭ и 2 МПК, но их поставки были уже после войны.
    Командование индийских ВМС также в ноябре начало проводить мероприятия по повышению готовности сил флота. Все корабли пополнили запасы до назначенных норм. В середине ноября в своих территориальных водах начали патрулирование противолодочные корабли и самолеты. Главная задача индийских ВМС - нарушение морских коммуникаций Пакистана. Планировалось также установление контроля над нейтральным судоходством, чтобы не допустить подвоз воинских грузов в Пакистан из союзных стран. В целом же индийское морское командование предполагало блокировать побережье Восточного и Западного Пакистана. Перед индийским флотом ставились также задачи уничтожения кораблей противника в море и в базах. Предусматривались нанесение авиационных и ракетно-артиллерийских ударов по береговым объектам и высадка тактических десантов с целью содействия сухопутным войскам.
     В первых числах декабря корабли "Западного" соединения индийского флота вышли в море и к началу военных действий развернулись в 100 милях от пакистанского побережья. Подводные лодки вышли на коммуникации противника, а ракетные катера перебазировались в порт Окха (залив Кач).
     В ночь с 3 на 4 декабря в Бенгальском заливе в результате подрыва на мине погибла пакистанская ПЛ «Гази», долгое время считалось что ее потопили индийские корабли. 5 и 9 декабря 1971г. индийские ракетные катера советского производства проекта 205, вооруженные крылатыми ракетами П-15, дважды наносили удары по кораблям и береговым объектам Пакистана. Для удара по Карачи была сформирована ударная группа в составе сторожевых кораблей «Katchall»,  «Kiltan» (пр.159Э), 3 ракетных катеров «Nipat», «Nirghat», «Veer» (пр.205) и танкер «Poshak». В соответствии с планом атаку пакистанских кораблей должны были произвести катера ракетами класса «корабль-корабль». На сторожевые корабли возлагались задачи прикрытия с моря и нанесения вспомогательных артиллерийских ударов по береговым объектам. Предусматривалось также взаимодействие с индийскими ВВС. Ночью 4 декабря ударная группа кораблей и ракетных катеров, соблюдая радиомолчание и маскировку, заняла исходную позицию. За 5 часов до этого индийские самолеты подвергли бомбардировке пакистанские аэродромы в районе Карачи, с которых осуществлялось прикрытие базы и порта. На дистанции около 20 миль от берега сторожевые корабли застопорили ход и легли в дрейф, а катера продолжали движение малым ходом, что ввело в заблуждение посты наблюдения. Находящийся в дозоре эсминец «Хайбер» (Khaibar, бывший английский типа «Бэттл»), еще в 19.05 перехватил передачу шедшую с индийского отряда, но не смог расшифровать язык передачи, так как индийские суда использовали для переговоров русский язык, в составе экипажей кораблей советской постройки, многие моряки его знали так как обучались в СССР. Обнаружив дозорный пакистанский эсминец, головной индийский ракетный катер «Nirghat» атаковал и потопил его двумя ракетами в 22.45 и 22.49, при этом ракетный удар на эсминце приняли за авиационный налет, о чем он и успел передать. В 22.45 индийцы обнаружили  на радаре пакистанский тральщик «Мухафиз» (Muhafiz), в 23.00 РКА «Nipat» засек еще две цели и выпустил по ним две ракеты, первая ракета поразила торговое судно под либерийским флагом «Венера Челленджер» (VENUS CHALLENGER) транспортировавшее американские боеприпасы для Пакистана из Сайгона в Карачи, куда оно должно было прийти в 1.30 5 декабря. Транспорт взлетел на воздух, и затонул за 8 минут приблизительно в 26 милях к югу от Карачи. Вторая ракета «Nipat» поразила пакистанский эсминец «Shahjahan», корабль был серьезно поврежден и по прибытию в гавань списан. После этого катера приблизились к берегу и РКА «Veer» в 23.20 выпустил ракету и потопил  пакистанский тральщик «Мухафиз» (Muhafiz). Приблизившись к гавани на 14 миль РКА «Nipat» выпустили две ракеты по порту Карачи, и если одна из ракет из за неисправности упала в море, то вторая поразила одно из гигантских нефтехранилищ на нефтеперегонном заводе Коамари за минуту до полуночи. Противодействия пакистанцы не оказали, и вся ударная группа без потерь полным ходом ушла из района и в 18.00 5 декабря прибыла в Мангрол (Mangrol). Пакистанцы провели спасательную операцию, но из 289 человек их экипажей потопленных эсминца и тральщика спаслись лишь 70.
     Пакистанцы были в шоке, на поиск и нанесение удара по уходящим индийским кораблям ВВС Пакистана направил свои самолеты, рано утром 6 декабря один из них обнаружил корабль, которое и[денти]фицировал как ракетный катер. Тотчас в 6.40 авиация нанесла удар. Как оказалось атакован был пакистанский фрегат «Zulfiquar», в него было выпущено 900 0.5-дюймовых снарядов, которые убили и ранили множество членов экипажа, а корабль повредили. Как показал этот случай пилоты оказались неспособны отличить маленький ракетный катер от собственного большого фрегата. После нападения было решено переместить пакистанский флот к берегу.
     Но и это ему не помогло. Индийцы воодушевленные успехом первого нападения на Карачи, вторично атаковали главную базу пакистанского флота. В ударную группу входили фрегаты «Trishul» и «Talwar» они вели на буксире РКА «Vinash», их прикрыва отряд из крейсера «Майсур» (Mysore), эсминца «Рэнджит» (Ranjit) и фрегата «Betwa». Вечером 8 декабря в 75 милях от пакистанского города Jiwani, корабли прикрытия перехватили и захватили пакистанское торговое судно «Madhumati» шедшее в Сингапур с грузом риса, но оно успело передать о встрече с индийскими кораблями. Ударная группа также встретилась с пакистанским судном (по индийским данным это было патрульное судно, но пакистанцы говорят что это было видимо гражданское судно, так как они среди патрульных судов потерь не имели) имевшим сильный передатчик, оно было потоплено артиллерией фрегата «Talwar», но оно также успело сообщить о присутствии индийских судов. Но индийцы не остановились и 23.15 РКА «Vinash» выпустил 4 ракеты по порту. Все они нашли свои цели. Тремя ракетами были потоплены 2 судна: панамское «Галф Стар» (GULF STAR), английское «Харматан» (HARMATTON), и был тяжело поврежден танкер пакистанских ВМФ «Дакка» (DACCA). Четвертая ракета вновь поразила огромные резервуары на нефтеперегонном заводе Коамари. За день резервуары прилично нагреваются, а ночью интенсивно излучают тепло. Поэтому тепловые головки наведения "Снегирь" легко захватывали эти цели. В возникшей панике и неразберихе огнем пакистанской береговой артиллерией было поражено и сгорело греческое судно «Зоя» (ZOE),.Ракетная атака совпала с авианалетом индийской авиации на Карачи, и под ее прикрытием индийские суда благополучно ушли.  
     Всего за обе операции индийские катерники выпустили 11 ракет, их них 8 по надводным целям и 3 по береговым объектам. Все 11 ракет поразили цели. Какого-либо радиоэлектронного или огневого противодействия атакующим индийским катерам не отмечалось, потерь среди них не было. Советские военные отслеживали успешные индийские действия с использованием советского оружия. И по праву могли  гордиться этими успехами.
 
«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
     10 декабря 1971 года. Москва
     Министру обороны СССР
Маршалу Советского Союза А.А.Гречко
     По докладу военного атташе, в первый день конфликта индийский эсминец «Раджпут» уничтожил глубинными бомбами подводную лодку ВМС Пакистана.
     4 и 9 декабря отряд катеров Индии потопил и повредил противокорабельными ракетами П-15 советского производства 10 пакистанских боевых кораблей и судов, а также сжег на берегу 12 нефтехранилищ.
     Начальник ГРУ ГШ ВС СССР
Генерал армии П.И. Ивашутин.»
 
     В индийских ВВС советские самолеты составляли костяк воздушных сил и так же отлично зарекомендовали себя.
Истребители МиГ-21 были поставлены индийцам еще в 1963 г., это были первые боевые самолеты не западного происхождения в арсенале ВВС Индии. В дальнейшем индийцы наладили у себя производство этой модели и к началу боевых действий, в строю индийских ВВС находилось 8 эскадрилий, вооруженных МиГ-21ФЛ (№ 1, 4, 8, 28, 29, 30, 45, 47). Индийские ВВС использовали истребители  для частых, глубоких рейдов над территорией Пакистана на расстояния до 160 км при высоте полета между 7000 и 10 000 м. Однако с помощью этих рейдов не удалось втянуть пакистанские ВВС в воздушные бои. Радиолокаторы фиксировали взлеты пакистанских самолетов, но они занимались только воздушным патрулированием  над своими базами. Даже использование приманок в виде низколетящих "Хантеров" и Су-7 не могло заставить пакистанских пилотов вступить в бой с МиГ-21. В течение первых двух недель конфликта МиГ-21 с пакистанскими истребителями F-104A "Старфайтер"  встречались в воздухе только четыре раза, и во всех случаях победителем оставался самолет советской конструкции. Помимо применения на западной границе в качестве перехватчика для противовоздушной обороны индийские ВВС использовали МиГ-21 на восточной границе для завоевания господства в воздухе и штурмовых действий. Первый боевой вылет на восточном фронте в декабре 1971 года совершили шесть МиГ 21ФЛ, из которых четыре были вооружены 500-кг бомбами и два - ракетами К-13А. Их целью были авиабаза Теджгаон в Дакке. В дальнейшем практически не встречая сопротивления в воздухе в этом районе МиГ 21 атаковали бункеры,  полевые склады, орудийные позиции автомашины и речные суда с помощью 57-мм НУРов. Наиболее впечатляющим был налет 14 декабря на резиденцию губернатора Восточного Пакистана. Шесть МиГ-21ФЛ, взлетевшие из Гаухати, в 12 20 дня дали по резиденции несколько залпов 57-мм ракет, после чего губернатор А  М Малик "в состоянии шока", как сообщил американский журнал "Ньюсвик", бросился в ближайшую траншею и трясущимися руками на клочке бумаги и написал заявление о своей отставке.
     Штурмовик Су-7, в 1968 г. в Индию было поставлено 90 Су-7БМ и Су-7У, которые входили в шесть эскадрилий. С  4 по 17 декабря на Су-7 легла основная нагрузка по воздушной поддержке наземных частей, ими было произведено 1500 самолето-вылетов, включающих ударные и разведывательные. Первые вылеты были произведены уже 4 декабря. Су-7, прикрываемые истребителями МиГ-21, нанесли удары по авиабазам в Чандере (эскадрилья № 26), Шоркоте (№ 32), Пасруре (№ 101) и Ризалвале (№ 222). Каждый из Су-7 нес две 500-кг бомбы М-62, которые, несмотря на интенсивный зенитный огонь, должен был сбросить на ВПП, подойдя на предельно малой высоте. Задача была успешно выполнена, а бомбардировка авиабаз в дальнейшем проводилась ночью "Канберрами", а днем - "Хантерами". Значительное количество пакистанских самолетов было уничтожено на земле. Одна лишь эскадрилья 32 уничтожила два B-57, один "Мираж-3" и два "Сейбра". Затем Су-7 переключились на противодействие наступающим бронетанковым бригадам пакистанской армии, играя основную роль в непосредственной воздушной поддержке. И их эффективность была просто невероятной. Эскадрилья № 101, действовавшая на самом напряженном участке, уничтожила 69 танков, 25 орудий и 57 грузовиков. Основным вооружением при непосредственной поддержке стали 57-мм неуправляемые ракеты. Другие эскадрильи действовали не менее эффективно, выполняя аналогичные задачи. При их выполнении самолет неоднократно демонстрировал высокую живучесть. В одном из вылетов Су-7 был перехвачен пакистанским J-6 (МиГ-19) и подбит "Сайдвиндером". Самолет потерял половину стабилизатора, были серьезно повреждены рули высоты, элероны и закрылки. Несмотря на это, летчик сумел оторваться от преследования и посадить самолет на своем аэродроме. Хвостовая часть его самолета выставлена в музее индийских ВВС в г.Палам. Подобные случаи были нередки и пилоты отмечали хорошую управляемость Су-7 несмотря на полученные повреждения.
     Военно-транспортный самолет Ан-12 также успешно зарекомендовал себя, при этом индийцы значительно разнообразили их боевой "репертуар". Так, 12 января Ан-12 совместно с С-119 выбросили в районе Дакки воздушный десант в составе одного батальона, перерезавший пути снабжения гарнизона города. В это же время Ан-12 применялись в качестве ночного бомбардировщика. Известно несколько ночных рейдов на объекты в Западном Пакистане, в ходе которых на борт брали до 16 (!) тонн авиабомб. Один Ан-12 был перехвачен "Миражем", однако сумел уйти от опасности. Успешное применение Ан-12 в этом качестве натолкнуло специалистов ОКБ Антонова на мысль создать специальный бомбардировочный вариант машины.
     На «сухопутном» фронте успешно себя зарекомендовали советские плавающие танки ПТ-76. Индийцы их получили в конце августа 1965 г., в сентябре того же года они уже принимали участие в столкновениях с пакистанцами в штате Кашмир. Несколько танков при этом было подбито и захвачено пакистанцами. К началу индо-пакистанской войны 1971г., ПТ-76 в основном были сосредоточены в 45-м кавалерийском и 69-м танковом полках индийской армии, а также в 1-м и 5-м отдельных танковых эскадронах вместе с бронеавтомобилями «Феррет». Практически все части, вооруженные ПТ-76, были сосредоточены против пакистанской группировки в Восточной Бенгалии. Плавающие танки как нельзя лучше подходили для действий в дельте Ганга. Индийским ПТ-76 противостояли пакистанские танки М-24 «Чаффи» и несколько трофейных ПТ-76 захваченных в 1965 г. В ходе начавшихся боевых действий, имели место несколько любопытных эпизодов с участием ПТ-76. 9 декабря рота D из 1-го отдельного эскадрона с гурскими стрелками на броне прорвалась к докам порта Чандпур. В это время по реке Мегхне в направлении Дакки двигались три речные канонерские лодки с 450 солдатами. ПТ-76 открыли огонь. Все три канлодки были потоплены, погибли 180 пакистанских солдат. Днем позже на другом участке фронта, ПТ-76 69-го танкового полка, опять-таки с гурской пехотой на броне, совершали обходной маневр. Пройдя 55 километров по заболоченным джунглям, форсировав несколько рек, они неожиданной атакой 12 декабря заняли г. Богра. Во время штурма огнем 76-мм пушек были уничтожены танк M24 и два безоткатных орудия. За две недели боев было уничтожено и повреждено 13 индийских танков ПТ-76. Пакистанцы потеряли 66 легких танков M-24 «Чаффи». Некоторые из них были захвачены в исправном состоянии и после провозглашения государства Бангладеш переданы в его армию. По результатам этого конфликта индийские военные в целом оказались довольны советскими плавающими танками. В изрезанной водными преградами дельте Ганга ПТ-76 чувствовали себя «как рыба в воде». В целом же массовое применение слабо бронированных, вооруженных всего лишь 76-мм пушками боевых машин оправдало себя по причине отсутствия у пакистанских войск в Восточной Бенгалии достаточного количества противотанковых средств. Они могли противопоставить индийцам только устаревшие легкие танки M-24 и безоткатные пушки.
     Эти и другие успехи индийской армии привели к тому, что кардинально поменялись заявления пакистанских властей относительно советского оружия. Если в начале боевых действий руководство пакистанской армией всячески принижало качество советских вооружений, то к окончанию войны ситуация изменилась на противоположную. Филиппов Александр Викторович работавший в это время собственным корреспондентом «Правды» в Пакистане о победных реляциях в начале войны: «Военный в полковничьих погонах сообщает, что в Восточном Пакистане армия отбросила за государственную границу индийские части и подразделения «мукти-бахини», идет успешное освобождение Кашмира, индийские ВВС понесли значительные потери в результате налета пакистанских самолетов.
Затем, помолчав, продолжает:
     — Должен огорчить русских корреспондентов: самолеты, поставленные Советским Союзом Индии, — очень удобная мишень.» Через несколько дней: «Журналистов опять приглашают на пресс-конференцию. Все радиостанции мира сообщают, что военные действия складываются неблагоприятно для Пакистана. Наступление в Кашмире захлебнулось. Индийские десанты уже под Даккой. На западном фронте пакистанцы отступают.
     Представитель же военного командования заверяет журналистов:
     — Наша армия продолжает наносить врагу сокрушительные удары. Индийцы большими группами сдаются в плен. «Мукти-бахини» разбегаются при первом же выстреле. Потери в авиации у Индии колоссальные. Трудно даже сказать, сколько мы сбили самолетов. Причем большинство их советского производства. Смешно сказать, вражеские самолеты подбивают даже из обыкновенной винтовки, как это недавно сделали студенты Хайдарабадского университета.
     Корреспондент агентства Рейтер Уинтон просит показать хотя бы один сбитый самолет, желательно советского производства.
     Ответ полковника я заношу в блокнот точно:
     — Мы сбиваем самолеты таким образом, чтобы они падали только в море, не причиняя ущерба городу.»
     Однако реальность не изменишь победными отчетами. Из воспоминаний А.В. Филиппова: «Представители генерального штаба, объясняя причины поражения, сваливают неудачи на советско-индийский сговор, на происки недружественных держав. Объяснения порой выглядят анекдотично. Командующий ВВС маршал Рахим-хан на пресс-конференции заявил, что индийцам удалось завоевать господство в воздухе, потому что, мол, СССР поставил Индии такие самолеты, каких не было ни в США, ни в Китае. В газетах появился туманный снимок одного из таких самолетов. Текст гласил, что этот новейший самолет, сфотографированный в небе Пакистана, является советским и использовался для налетов на страну. Спустя некоторое время командующего как некомпетентного человека высмеяли его же коллеги из авиации. Это был снимок гражданского самолета Ту-114, разосланный несколько месяцев назад в местные газеты информационным представительством посольства СССР. Маршал сел в лужу. Об этом ему напомнили, когда по распоряжению президента Бхутто его отстранили от командования ВВС за бездарность и бонапартистские замашки.
     В те же дни наш военно-морской атташе был обвинен газетами в том, что из своего дома, используя «аппарат наведения», руководил атакой индийских катеров на карачинскую военно-морскую базу. Если бы не помощь русского офицера, писали газеты, то катера никогда не прорвались бы в расположение базы. О наличии «аппарата наведения» властям сообщил сторож соседнего дома. Незадолго до войны сторож видел собственными глазами, как атташе привез аппарат домой в специальной упаковке. Атташе, мол, волновался, когда этот аппарат переносили из машины в дом. На самом деле это был телевизор.
     Сейчас все это вызывает улыбку, об этих историях со смехом рассказывают сами пакистанцы. Но в те тревожные дни было не до смеха. Сбитые с толку пропагандой, многие пакистанцы верили подобным примитивным фальшивкам.»
     Кроме того для оправдания своих неудач, пакистанские и другие западные агентства распространили заявление, что советские военные обслуживают индийские самолеты и ракетные катера. В этой связи 9 декабря было распространено «Опровержение ТАСС» где эти утверждения названы вымыслом. («КЗ» 12.12.1971)
     Но это не остановило распространение измышлений. Так 15 декабря 1971 г. радиосеть Си-Би-Эс (CBS) распространило сообщение своего корреспондента из Карачи Дина Брелиса (Dean Brelis) который со ссылкой на пакистанцев сообщил «Пакистанцы говорят что русские, которые находятся на борту индийских ракетных лодок, советники, и что русские - обучали индусов, чтобы те в конечном счете быть в состоянии запустить ракеты самостоятельно». При этом как они утверждали, что без участия русских не обошлось. «Согласно пакистанцам, ракеты запущены через сложную систему обратного отсчета», сообщил Брелис, а «голоса, записанные на пленку пакистанскими радиослужбами, являются явно русскими». В конечном счете, ложь сама сошла на нет.
 
 
Часть 2.
Флоты в Индийском океане.
 
Отслеживая действия британского флота.
 
     Отряд контр-адмирала В.С.Круглякова вошел в Индийский океан, пройдя Малаккским проливом, двумя отрядами 1 декабря тральщик «МТ-4» и танкер «Полярник», а 4 декабря эсминец «Возбужденный» с командованием отряда на борту. Он укрепил имеющиеся там силы, которые из-за начавшейся войны между Индией и Пакистаном остались на месте. 
     Вице-адмирал в отставке В.С. Кругляков: «Когда наш отряд приближался к Индийскому океану, меня вызвал на прямую связь адмирал П. Н. Навойцев, бывший тогда первым заместителем начальника Главного штаба ВМФ, и говорит: "Немедленно вступай в командование всеми силами в Индийском океане и докладывай Главнокомандующему ВМФ". Я отвечаю ему:”Петр Николаевич, я не могу взять на себя такую ответственность, да и штаб у меня небольшой. Нужно время, чтобы собрать обстановку”. Он отвечает: “Не вздумай этого докладывать Главнокомандующему. Вступай в командование немедленно. Потом все поймешь”. Я за день все сделал и доложил о вступлении в командование. Корабли только что вошли в Сингапурский пролив. Тут и поступило сообщение о начале индо-пакистанской войны.» 
     Советские надводные силы к началу войны были представлены: 2 эсминцами пр.56 «Веский», «Возбужденный», 2 морскими тральщиками пр.264А «Павел Хохряков», «МТ-4» и 1 десантным кораблем пр.1171 «БДК-77».  При этом на 7 декабря отряд советских кораблей находился приблизительно в 500 милях к востоку от острова Цейлон (Шри-Ланка). 
     Ситуация в Индийском океане  усложнилась тем что большое количество боевых британских кораблей почти одновременно  вышло на просторы Индийского океана. Это было довольно неожиданно, ведь еще в начале 1968 г., британское правительство объявило о  намерении вывести все свои военные силы  к востоку от Суэцкого канала к 1971 г. И хотя по сравнению с 1968 г., когда  британцы имели здесь 43 корабля, теперь их было в два с половиной раза меньше - 17, но они все равно представляли собой существенную силу, включавшую два авианосца: ударный «Eagle» и десантный «Albion» (R 07) (с 40-м десантно-диверсионным батальоном на борту), и по крайней мере шесть эсминцев и эскортных кораблей. В конце октября британский Дальневосточный флот (Far East Fleet) пришел в движение покинув свою базу в Сингапуре, это не осталось незамеченным советской стороной. Факт выхода флота зафиксировал находившийся там советский танкер. «Albion» (с 40-м десантно-диверсионным батальоном на борту) пошел сначала в Кению, и находился  в Момбасе 14-22 ноября, остальная часть флота тренировалась у берегов  Малайзии 1-12 ноября. Тем временем назрел очередной кризис в Персидском заливе, где британцы оставили свою военно-морскую базу в Бахрейне после получения страной 14 августа 1971г. независимости, но чувствовали себя ответственными за спокойствие в регионе. ВМС Великобритании направился туда. 11 ноября  "Дэйли Телеграф" писала что «Eagle» и «Albion» с его коммандос: "будут гарантировать, что никто не воспользуется преимуществом ухода британцев, чтобы вызвать конфликт". Спор между Ираном и арабскими странами разгорелся вокруг нескольких островов в Ормузском проливе, на которые обе стороны имели свои виды. После переговоров которые только частично были успешными 30 ноября иранская сторона в одностороннем порядке захватила острова,  обосновывая это безопасностью для их нефтяной торговли.  Радикальные арабы были оскорблены, но советская реакция была умеренной. Тем более что советские корабли как могли отслеживали перемещения британцев, а они были весьма подозрительными.
     В ряде публикаций (в частности Васюков В. «Военно-морской флот и обеспечение национальной безопасности в мирное время», журнал «Морской сборник» № 1 2003г.) встречаются утверждения, что  осенью-зимой 1971г. немногочисленным нашим судам в деле слежения за британскими кораблями помогала авиация ВМФ, которая по договоренности с правительством Южного Йемена действовала  с аэродрома Адена. И якобы это были самолеты Ил-38 из состава ВВС Балтийского, Северного и Тихоокеанского флотов. Данное утверждение явно ошибочно, в Южном Йемене самолеты Ил-38 базировались с января 1980г., а с Сомали соглашение о периодическом базировании самолётов Ту-95РЦ и Ил-38 на аэродроме Бербера было достигнуто только в апреле 1972г.
     После начала военных действий между Индией и Пакистаном возникла проблема с эвакуацией иностранных граждан из Дакки, которыми занимались ВВС Великобритании. Чтобы подкрепить усилия Лондон послал десантный авианосец «Albion» к Бенгальскому заливу как резерв, для непредвиденных ситуаций. Так как воевавшие страны были бывшими британскими колониями, в СССР опасались, что англичане могут вмешаться в начавшийся конфликт.  Перед вице-адмиралом В.С.Кругляковым поставили задачу начать слежение за оперативным соединением англичан. Но наличных сил у советского отряда явно было недостаточно, по этому Тихоокеанский флот и направил дополнительно первый отряд кораблей - 6 декабря.
     10 декабря индийцы объявили о паузе в бомбардировках Дакки и Карачи в целях проведения эвакуации. Самолетам участвовавшим в эвакуации дали гарантию безопасности в Карачи в течение четырех часов 10 и 11 декабря. Аэропорт Дакки будет свободен от нападений в течение 24 часов чтобы пакистанцы сумели восстановить полосу. Иностранным самолетам, участвующим в эвакуации и  направляющимся в Дакку, дали гарантию безопасности в течение 10 часов 11 декабря (суббота) при условии, что они приземляются в Калькутте на пути и по возвращению из Дакки. Часть персонала ООН остается в Дакке для возможной помощи в подготовке перемирия или сдачи. Тогда же  из Восточного Пакистана были эвакуированы последние советские специалисты, работавшие в стране.
     В городе Горасале советские специалисты строили электростанцию, но когда 25 марта произошли кровавые столкновения в стране, работы были приостановлены и в апреле 1971г. свыше 100 советских граждан были эвакуированы. Осталось 10 человек для консервации строительства. 20 ноября начались бои за город, 22 он был освобожден партизанами, но правительственные войска предприняли контратаку и в декабре 1971г. 10 советских специалистов эвакуировались сперва в Дакку, а за несколько дней до окончания войны были вывезены оттуда на английском самолете.
     Эвакуация советских граждан из Пакистана была осложнена скандалом. 12 декабря во время эвакуации из Исламабада жен и детей сотрудников советского посольства, торгпредства и советских специалистов на Исламабадском аэродроме была устроена при попустительстве пакистанских властей антисоветская провокация. После приземления двух советских самолетов "ИЛ-18" группа лиц, привезенных на специальных автобусах, ринулась к самолетам, окружила их плотным кольцом, мешая посадке пассажиров и взлету самолетов. Некоторые провокаторы бросали камни в эвакуируемых граждан - женщин и детей. Этими хулиганскими действиями руководил один из лидеров так называемой "народной партии" Кхуршид Хасан Мир и деятель этой партии Хабиб. Все это безобразие совершалось на глазах руководящих чиновников полиции, присутствовавших на аэродроме. Аэродромное начальство распорядилось даже убрать от самолетов посадочные трапы. Посольство СССР в Пакистане заявило решительный протест пакистанским властям.
     Собственным корреспондент «Правды» в Пакистане Филиппов Александр Викторович описал, как это было: «…Пришло указание об эвакуации из Исламабада и Карачи наших жен, детей, а также всех специалистов, работающих по контрактам с местными фирмами. Ждем день, другой, а самолетов все нет. Пакистанские власти не дают коридора нашим самолетам, ссылаясь на то, что индийское командование не отвечает на просьбу не совершать рейдов на Пакистан в часы проведения эвакуации.
     12 декабря в Исламабад прибыли два Ил-18. Посадка проходила в невыносимо тяжелых условиях. Она продемонстрировала необыкновенную выдержку и мужество женщин, детей, технических сотрудников, дипломатов. Едва наши люди вышли из автомашин, как в них полетели камни и палки. Прикрыв собой детей и женщин, сотрудники посольства, торгпредства и ГКЭС во главе с нашим послом А. А. Родионовым двинулись к самолетам.
     Хулиганы выскочили на взлетные полосы, оттащили посадочные трапы, стали мешать пилотам заводить двигатель. Лишь после длительных переговоров и трепки нервов власти разрешили советским самолетам подняться в воздух.
     На следующий день предстояла эвакуация семей членов карачинской колонии и специалистов, работавших в государственной Корпорации по развитию нефтяной и газовой промышленности. Эвакуация из Карачи прошла спокойно, без каких-либо инцидентов. Дал себя знать решительный протест, заявленный Советским правительством пакистанским властям.
     В тот день мне довелось встретиться с главой этой корпорации Джамалуддином Фаруки. Генерал чувствовал себя крайне неловко и смущенно.
     — Поверьте, — говорил он мне, — то, что случилось в Исламабаде, чудовищно. Это не укладывается в моем сознании. Прошу, не переносите обиду на народ, это дело рук политических интриганов, стремящихся осложнить отношения с СССР. У вас в Пакистане друзей неизмеримо больше, чем недругов. Ведь все то, что сделала ваша страна для экономического развития Пакистана, хорошо известно в народе.»
   4 декабря Тихоокеанский флот был приведен в повышенную степень боевой готовности. РКР «Варяг» и БПК «Строгий», выходившие на усиление сил боевой службы по тревоге, были подготовлены к длительному плаванию и вышли в море через 36 ч после получения боевого распоряжения.
     Почти все данные о развертывании наших кораблей для действий в Индийском океане основаны на  западные источники, по этому возможны неточности и ошибки. 6 декабря в Индийский океан из Владивостока вышла первая группа поддержки в составе четырех боевых кораблей – ракетный крейсер пр.58 (по классификации НАТО Kynda) «Варяг» бортовой номер 835 (к-2р Ю.И. Дерябин), эсминец оснащенный ракетами класса "земля-воздух" (предположительно это был эсминец класса Kotlin (пр.56)  или класса Kashin (пр.61) в Индийский океан не пошел по неизвестной причине), ракетная дизельная ПЛ пр.651 (по классификации НАТО  J-класса) «К-120» (к-1р Владимир Любимов) и торпедная подводная лодка F-класса (пр.641). Передвижение их проходило под непрерывным американским наблюдением, первую группу  заметили японцы в Цусимском проливе 9 декабря. 15 декабря часть этой группы, которую американцы определили как состоящую из ракетного крейсера, танкера и дизельной субмарины обнаружили когда она проходила  Южно-Китайское море по направлению в Индийский океан, куда ее прибытие предполагалось через три дня.
     К этому времени ситуация с британским флотом прояснилась. 12 декабря все иностранные подданные, которые желали оставить Дакку, были успешно эвакуированный. Лондон переместил авианосец «Albion» из Бенгальского залива к Мальдивским островам. Его уход из Бенгальского залива был зафиксирован индийцами. Плавучая база подводных лодок A14 «Amba» пр.1886Э осуществляла блокадные действия совместно с эскортными миноносцами D92 «Godavari» и D94 «Ganga» (типа Hunt) к востоку от Цейлона между 8 и 9 градусами северной широты. Утром 4 декабря «Amba» остановила шедшее в Карачи с грузом риса судно «Atlas Navigator» под панамским флагом, но поскольку блокада Пакистана еще не была официально объявлена, была вынуждена отпустить его. Впрочем, капитан «Atlas Navigator» после этой встречи не рискнул продолжать движение по назначению и увел свое судно в Коломбо на Цейлоне, где оно отстаивалось до конца военных действий. В полночь 12 декабря плавбаза своей РЛС обнаружила два неизвестных боевых корабля, идущих на большой скорости на юго-восток, и некоторое время сопровождала их. Утром индийская воздушная разведка по наведению с плавбазы установила, что это совершающая переход английская амфибийная группа во главе с десантным вертолетоносцем «Albion». После этого «Amba» вернулась к патрулированию на торговых путях. Всего до 18 декабря три индийских корабля опросили либо досмотрели 144 нейтральных торговых судна, а два судна (пакистанское «Pasni» 4 декабря и изобличенное в перевозке военной контрабанды норвежское «Toronto» 8 декабря) были захвачены индийскими эскортными миноносцами.
 
Американский флот  как инструмент политики «канонерок».
 
     Но в это время ситуация усложнилась еще в связи с появлением американцев. Еще в 1948 г. было создано ближневосточное оперативное соединение ВМС США с основной базой на Бахрейнских островах в Персидском заливе. В его составе, как правило было пять кораблей (два эсминца, десантное судно, корабль-транспорт и штабной корабль), которые постоянно находились в Индийском океане. С марта 1964 г. корабли 7-го флота США стали время от времени заходить в воды Индийского океана. С вынужденным уходом Англии из районов к «востоку от Суэца» Вашингтон начал заполнять якобы образовавшийся в регионе «вакуум» собственными вооруженными силами. Весной 1970 г. в Индийском океане были проведены крупные военно-морские учения США.
 
Количество дней проведенных боевыми кораблями США и СССР
в Индийском океане в 1968-1971 гг.
Страна/годы
1968
1969
1970
1971
США
1688
1315
1246
1337
СССР
1760
3668
3579
3804
 
     Если сравнивать время нахождение кораблей военно-морского флота США и СССР в Индийском океане, то по количественному фактору СССР  превосходил США, но это кажущееся превосходство так как советские силы  развернутые в регионе  на 50-60% состояли из вспомогательных кораблей флота обеспечивающих несение службы боевым кораблям. Кроме того на нахождение  американских кораблей в Индийском океане влияло участие флота в войне во Вьетнаме. Тогдашний министр обороны США М. Лэйрд заявил, что «когда закончится вьетнамская война, то будет больше средств для более крупных операций в Индийском океане».
     К моменту начала войны присутствие американского флота в зоне Индийского океана было минимальным, два эсминца и плавучая база гидросамолетов «VALCOUR» базировались в Бахрейне (Персидский залив) и все. До 10 декабря, международная реакция на войну была основана на стратегии американцев, попытаться обеспечить перемирие через Организацию Объединенных Наций. При этом они оказывали всяческое давление на Индию через финансовые рычаги, прекратили военные поставки и гуманитарную помощь беженцам. Для выражения своего недовольства индийской позицией они использовали любые поводы. А недостатка в них не было.
     4 декабря американское торговое судно «Buckeye State»  было обстреляно индийским самолетом во время его стоянки на якоре в гавани Читтагонга. Капитан и два члена команды были ранены. Естественно американцы заявили Индии протест.  После 10 декабря, ситуация изменилась, пакистанское наступление на Западе было остановлено, а на Востоке пакистанцы были на пороге поражения. Америка оказалась в сложной ситуации. Было неизвестно, намеревается ли  Индия перебросить свои освобождавшиеся войска  с Востока на Запад и нанести окончательное поражение Пакистану. Власти Пакистана согласно секретного пункта договора с США который гласил, что американцы придут на помощь пакистанцам в случае нападения на нее Индии, потребовали от последней выполнить договор. Кроме того, американцы не могли не оказать помощь союзнику по  CENTO/SEATO, ибо в противном случае предоставление независимости Восточному Пакистану было неизбежно.
     10 декабря американский президент  Никсон приказывает создать авиационно-ударную группу TG 74 во главе с атомным авианосцем «Энтерпрайз» и направить её в Бенгальский залив. Цель направления ударной группы была не ясна, но предсказуема. Что подтвердил в начале января 1972 г. известный в США политический обозреватель Джек Андерсон в своей публикации "U.S. Show ofForce"  в газете «New York Times», основанной на секретных документах Белого дома. Он указывал: «Эвакуация американских граждан была строго вторичной миссией» и использовалась «больше как оправдание чем причина для военно-морского движения». По его данным направленная  военно-морская сила была предназначена:
1.  Заставить Индию отвлечь суда и самолеты для слежения за АУГ;
2.  Ослабить блокаду Индией побережья Восточного Пакистана;
3.  Возможно, отвлечь индийский авианосец «Vikrant» от его боевой задачи;
4.  Вынудить Индию держать самолеты в состоянии боевой готовности на базах, таким образом уменьшая их операции против пакистанских войск.
     В тот же день 10 декабря Никсон послал письмо руководителю СССР Л.И.Брежневу, убеждая, чтобы СССР присоединился  к Америке в усилиях по прекращению войны. Никсон пошел на необычный шаг: поручил Киссинджеру доверительно передать советскому руководству, что в ранее заключенном договоре между США и Пакистаном имеется секретный протокол, в соответствии с которым «правительство США подтверждает свои предыдущие заверения правительству Пакистана, что оно придет на помощь Пакистану в случае агрессии Индии против Пакистана». Опять-таки с целью нажима на СССР Киссинджер сказал Воронцову, что американским военным уже дано указание начать подготовку к возможному оказанию Пакистану военной помощи под видом «тактической передислокации» военно-морских сил, включая авианосцы. Начались консультации и переговоры. 12 декабря в 11.30 Киссинджер и Хейг после совещания у президента послали Кремлю сообщение по горячей линии. Это было первое использование горячей линии при правлении Никсона. В сообщении выдвигался ультиматум, что СССР должен ответить на ранние американские требования  о полном прекращении огня, иначе последствия будут необратимыми. Это было частью рассчитанного ядерного шантажа. Хотя, согласно показаниям Никсона большому жюри в 1975г., США были «близко к ядерной войне» во время конфликта Индии и Пакистана. Согласно некоторым свидетельствам Никсон заявил, что «мы угрожали пойти в ядерную войну с русскими». В ответ 12 декабря вернувшийся из Москвы советский посол Анатолий Добрынин, через Киссинджера передал Никсону конфиденциально важное сообщение. В нем указывалось, что советские «контакты с премьером Индирой Ганди свидетельствуют о том, что   правительство Индии не имеет намерений предпринимать какие-либо военные действия в отношении Западного Пакистана». Киссенджер с заметным облегчением сказал: «Это очень хорошая новость».  Тем не менее, авианосную группировку американцы решили все же послать. СССР продолжал следовать своей линии и  на попытку американцев в Совете Безопасности ООН провести резолюцию пропакистанского характера СССР 13 декабря вновь наложил вето. 14 декабря Киссинджер потряс американское общественное мнение, заявив возвращаясь со встречи с французским президентом на Азорских островах в самолете, что, если советское поведение продолжится таким же образом, США «подготовлены переоценить наши все отношения, включая встречу на высшем уровне».  
     Приблизительно в 5.30 10 декабря индийцы узнали, что американцы посылают суда в Бенгальский залив.  Генерал-майор К.К.Тевари  тогда - главный офицер связи Восточного командования вспоминал о том, как повела себя Индира Ганди на известие о направлении американского соединения в Индийский океан. Шло совещание индийского военного командования с участием Индиры Ганди, когда об этом стало известно. Командующий ВМС адмирал С.Нанда прервал совещание и сказал: «Сударыня, 7-й флот США плывет в Бенгальский залив», но на его слова никакой реакции не последовало. Через некоторое время, адмирал вновь прервал совещание и повторил: «Мадам, я должен сообщить вам, что 7-й флот плывет в Бенгальский залив». Тогда она сразу ответила ему: «Адмирал, я слышала, что вы сказали в первый раз, давайте продолжать совещание». Все находящиеся офицеры были ошеломлены. Но в конечном итоге их боевой дух вырос, так как она продемонстрировала ее полное презрение к американскому блефу. 13 декабря посол СССР в Индии, Николай Михайлович Пегов, довел до индийцев причину направления в район конфликта американских кораблей. СССР поняли ограниченные цели американской военно-морской демонстрации. Пегов сообщал что  переброска в район ударного соединения 7-го флота, это попытка США, надавить на Индию, препятствовать возможному наступлению в Западном Пакистане, и в то же время попытка поднять боевой дух пакистанских войск. Успокаивая индийцев, Пегов отметил, что советский флот уже находится в Индийском океане и что СССР не позволит 7-му флоту вмешиваться. 11 декабря советские корабли уже находились приблизительно в 180 милях к юго-западу от острова Цейлон. (Шри-Ланка).  Американцы  отслеживали передвижения надводных советских кораблей в Индийском океане, знали их возможности и  не очень их опасались. 10 декабря 1971 г. в Вашингтоне состоялась встреча американцев с китайским послом Хуэнг Хуа(Huang Hua). Во время ее помощник президента по национальной безопасности Генри Киссенджер сообщил послу о ситуации в Индийском океане, и продемонстрировал что американцы не испытывают по этому поводу никаких затруднений: «Генри Киссинджер: … мы перемещаем много военно-морских судов из западной части Тихого океана в Индийский океан: авианосец, сопровождаемый четырьмя эсминцами и танкером, и вертолетоносец с двумя эсминцами. У меня есть карты, здесь показано местоположение советского флота в Индийском океане, если вам интересно. Это незначительные суда. Они не противники для американских судов. (Показывает послу Хуэнгу карту). Вот это является торговым танкером … субмариной …
     Посол Хуэнг: (смеясь) я не эксперт.
     Генри Киссинджер: я также. Нет никакой трудности…
     Посол Хуэнг: есть крейсер, вышедший только что.
     Генри Киссинджер: Их суда не очень.»
     11 декабря 1971 г. помощник президента по национальной безопасности Киссинджер сообщал президенту Никсону, что в районе Индийского океана находится 16 советских военно-морских судов, включая три судна космического флота (корабли задействованные в обеспечении космической программы). По данным разведки большинство судов находятся около островов Цейлон и Сокотра,  один корабль контролирует британские военно-морские силы в Аравийском море. Однако из шестнадцати судов всего лишь, меньше половины боевые корабли. Однако к ним на подмогу  движется отряд кораблей, ракетный крейсер, ракетная дизельная подводная лодка и танкер, 10 декабря они покинули Японское море через Цусимский пролив  и направляются в Индийский океан. Вот они представляют угрозу, так как крейсер и субмарина вместе несут в общей сложности 20 крылатых ракет SS-N-s.
     Утром 10 декабря авианосцу «Энтерпрайз» (Enterprise) CVAN-65 с 70 истребителями-бомбардировщиками на борту и четырем кораблям эскорта «Decatur» DDG-31, «King» DLG-10, «McKean» DD-784, «Orleck» DD-886 дали приказ отправиться с их базы в Тонкинском заливе к Сингапуру. 12 декабря они у сингапурского побережья встретились и соединились с другим отрядом во главе с вертолетоносцем «Триполи» (Tripoli) LPH-10, которое вошло в TG.74. Вертолетоносец нес 24 вертолета и 800 морских пехотинцев на борту. Кроме вертолетоносца там были - ракетный эсминец «Parsons» DDG-33 и эсминцы «Bausell» DD-845 и «Richard B. Anderson» DD-786. Соединение сопровождала АПЛ, это  была по некоторым данным  «Gurnard» SSN-662 (хотя по другим данным,  в декабре 1971 г. на праздники она вернулась в США) Но только 14 декабря, после необъясненной двухдневной задержки, отправились днем по Малаккскому проливу  в северную часть Бенгальского залива. Задержка видимо была связана с проходившими переговорами, кроме того они упустили возможность использовать благовидный предлог для своего присутствия. 7 декабря руководитель миссии ООН в Восточном Пакистане (Бангладеш) заявила что скоро потребуется эвакуация иностранных граждан. Американцы ухватились за это прикрытие, но к 12 декабря эвакуация иностранных граждан, в том числе американцев, уже была завершена. Самолет ВВС Великобритании эвакуировал 114 американских подданных из Дакки. 47 американских подданных отказались эвакуироваться и остались. Их наличие на территории объятой войной попытались использовать. 13 декабря Министр обороны США объявил в Вашингтоне, что американское правительство планирует эвакуировать 47 этих американских граждан, и для этого направляет туда авианосно-ударную группу. Но как сразу заявили индийские представители это только предлог для вмешательства в конфликт на стороне Пакистана, тем более что у оставшихся американцев возможность уехать была, но они предпочли остаться. Все это привело к тому что командование флотом задержало выход соединения пока американская администрация решала что делать.
 
Советский флот как инструмент в сдерживании американской политики давления.
 
     Днем 14 декабря американское соединение TG 74  которым командовал адмирал Элмо Р. Зумвальт (Elmo R. Zumwalt) пошло по Малаккскому проливу  в Бенгальский залив. Корабли шли двумя отрядами «Энтепрайз» шел со своими четырьмя кораблями эскорта, а «Триполи» со своими. О том, что американцы движутся по проливу, едва обнаружив их,  сообщил сингапурский вертолет с репортерами на борту.  Шли полным ходом, так, когда эсминец «Orleck» проходил по Малаккскому проливу, скорость у него была 27 узлов и это притом, что там шло обычное движение грузовых судов, танкеров, сампанов и так далее. Переход американцев не остался без внимания со стороны советского флота.
     Вице-адмирал в отставке В.С. Кругляков: «Английское оперативное соединение, впрочем, вскоре ушло к Мадагаскару, а затем и еще дальше. Слежение мы за ним прекратили, а в это время поступило сообщение о том, что в Малакском проливе появилось оперативное соединение США во главе с авианосцем "Энтерпрайз". Тут же поставили мне задачу слежения за этим соединением. Но как его найти?
     В это время в Малакском проливе стоял наш тральщик. Как только американские корабли прошли мимо него, командир тральщика сразу донес и последовал за ними. По скорости он не мог за американцами угнаться, но давал нам место нахождения кораблей как мог, то ориентировочные, то точные координаты. Сначала я, честно говоря, сомневался в точности его донесения, но потом понял, почему с тральщика поступали столь противоречивые донесения. Оказывается, "Энтерпрайз" шел зигзагами и тральщик то встречался с соединением, давая его точные координаты, то терял американцев из зоны наблюдения и давал нам лишь предполагаемое место их нахождения. Находчивый был командир тральщика! Я впоследствии сделал все, чтобы его наградили орденом Красного Знамени. По данным с тральщика наши корабли точно и в кратчайшее время смогли выйти на контакт с оперативным соединением США и своим слежением полностью связать его действия». 
     Вице-адмирал в отставке В.С. Кругляков ошибается, американский отряд обнаружил не тральщик, а малый разведывательный корабль (МРЗК) «Измеритель» (тип «Тунцелов») под командованием капитан-лейтенанта Н.В. Кочурова. Построенный для СССР на судоверфи Ономичи в городе Осака (Япония) в 1959 г., корабль входил в состав 38 отдельной бригады кораблей особого назначения, официально числился гидрографическим судном (ГИСУ). В декабре 1971 г. «Измеритель» вышел в плановый поход к берегам Вьетнама где шла война. В пути получили приказ следовать в Индийский океан. В районе Сингапура встретились с танкером «Житомир» который обеспечивал деятельность кораблей флота. Затем в Малакском проливе МРЗК занял позицию ожидая американцев, и уже вместе с ними «Измеритель» вошел в Индийский океан. Задачей судна было следить за соединением, и хоть это было трудно из-за низкой скорости корабля 12-14 узлов, экипаж справился с задачей. 
     С началом военных действий индийский флот приступил к блокаде побережья Восточного Пакистана. Для решения этой задачи из состава Восточного флота были созданы две корабельные группы - "Альфа" и "Бетта". Первая группа состояла из авианосца «Vikrant», 5 сторожевых и 2 противолодочных кораблей. Она патрулировала в Бенгальском заливе между портами Коксс-Базар и Читтагонг. Вторая группа, в которую входили противолодочные катера и сторожевые катера погранохраны, блокировала устье реки Ганг и действовала на реках.
     В начале войны индийское командование направило к берегам Восточного Пакистана авианосную группу в составе единственного их авианосца R11 «Vikrant» и трех противолодочных фрегатов F31 «Brahmaputra», F137 «Beas» типа 41 и P77 «Kamorta» проекта 159Э. Сокращение дальности полета до цели значительно повышало эффективность действий палубных самолетов и вертолетов. 4 декабря палубные штурмовики "Си хаук" с авианосца «Vikrant» нанесли два удара (в 11 и 14 часов) по главной военно-морской базе Восточного Пакистана Читтагонг. В каждом ударе участвовало по 8 самолетов. В результате были потоплены 2 сторожевых катера, повреждены портовые сооружения и подъездные железнодорожные пути.  В это же время истребители индийских ВВС уничтожили последние 13 восточно-пакистанских “Сейбров”.
     5 декабря 9-я пехотная дивизия 2-го индийского пехотного корпуса, усиленная 45-м танковым полком с плавающими танками ПТ-76  к концу дня сломила сопротивление 9-й пехотной дивизии Пакистана и 7 декабря овладела опорным пунктом - городом Джессур (Jessore) на западном фланге боев. Город был приспособлен к долговременной обороне. Укрепления состояли из бетонных дотов, минных полей, проволочных заграждений и многих линий траншей. Джессур служил ключевой позицией западного сектора. С оставлением города рухнула вся оборона западного фланга, и тысячи пакистанских солдат бросились к Дакке или в направлении южный портов - Барисала и Нараянганджа. Индийцы продвигались и на других направлениях, 7 декабря ими были освобождены города Силхет(Sylhet) и Moulovi Bazar. Понимая значение победы у Джессур, главнокомандующий индийскими сухопутными силами генерал Манектав (Manekshaw) 8 декабря обратился по радио с предложением о сдаче, но оно осталось без ответа. Индийские войска совместно  с “Мукти бахини” продолжали наступление, 8 декабря освобождены Комила (Comilla) и Bramhonbaria, 9 декабря - Chandpur и Daudkandi. С вечера 8 декабря наблюдались признаки дезорганизации обороны, а с 11 декабря началась неорганизованная сдача отдельных солдат и небольших групп в центральном секторе. Так 10 декабря при освобождении Laksham индийцам сдался командир гарнизона с офицерами и 416 солдатами. 11 декабря индийские войска и партизаны освободили Хилли (Hilli) Mymenshingh, Куштия (Kushtia) и Noakhali. 12 декабря индийские войска подошли к Дакке (Dhaka), 13 декабря индийский генерал Манектав вновь предложил пакистанцам сдаться. 14 декабря была освобождена Богра (Bogra). 15 декабря к индийскому правительству через американское представительство в Нью-Дели с просьбой о прекращении огня обратился главнокомандующий пакистанскими силами в Бенгалии генерал-лейтенант АмирАбдул Хан Ниязи (Amir Abdullah Khan Niazi). Утром 16 декабря пакистанский командующий сдался индийскому командующему Объединенных Сил генерал-лейтенанту Джегджиту Сингу Авроре (JagjitSingh Aurora), на фронте наступило затишье. Для Бенгалии война закончилась. Быстрота индийского наступления оказалась столь неожиданной, что в Читтагонге не успели даже уничтожить наличный денежный запас, а просто выбросили мешки с деньгами в воду. Потом, при очистке гавани, водолазы доставали их сотнями. Всего в Бенгалии попало в плен 74 тысячи военнослужащих и 16 тысяч чинов гражданской администрации.
     Флот тоже внес свою лепту в победу. Всего с 5 по 11 декабря палубная авиация совершила около 400 вылетов для нанесения ударов по военно-морским базам и портам. Были уничтожены 2 транспорта, 8 средних судов, множество малых судов, катеров, мотоботов, барж и паромов. Палубные штурмовики "Си хаук" наносили удары группами (до 8 самолетов) в светлое время суток. Противолодочные самолеты "Ализе" наносили бомбовые удары ночью, действуя одиночно или мелкими группами. Корабли "Восточного" соединения 5 и 9 декабря обстреливали Читтагонг артиллерией. 10 декабря индийские катера предприняли попытку высадить десант, в устье реки Ганг с целью содействия сухопутным войскам, наступающим с запада. Однако пакистанские береговые батареи отразили высадку морского десанта: 3 катера были уничтожены огнем береговой артиллерии, а 1 захвачен пакистанцами.
     Кроме того группа "Альфа" имела приказ, установить зону блокады и гарантировать индийскую армию от ударов с моря переброске противнику подкреплений. Выполняя эту задачу, индийская авианосная группа за время боевых действий  повредила и потопила   приблизительно сорок иностранных и пакистанских судов, в портах пытающихся прорвать блокаду и доставить грузы в порты Восточного Пакистана. В целом индийские ВМС свои задачи в Бенгальском заливе решили успешно. Они полностью блокировали побережье Восточного Пакистана. Только одному пакистанскому сторожевому катеру «Раджшахи» (Rajshai) удалось прорвать блокаду и прибыть 21 декабря в Пенанг (Малайзия).
     Пакистанское руководство обрадовалось приходу американского соединения. 13 декабря 1971 г. они через генерала Razaabout послали американцам конкретное предложение, использовать 7-й флот  чтобы держать Бенгальский залив и Аравийское море открытым для Пакистана и удерживать индийский флот от нападения на пакистанские гавани. 14 декабря  пакистанский президент направил Никсону письмо в котором указывал на массированные поставки танков различных типов, тяжелых орудий, зенитных орудий и другого оборудования из СССР Индии в декабре в дополнение к огромному количеству оружии и боеприпасов, которые были доставлены в Индию в течение ноября, воздушным и морским путем. Он просил чтобы американский флот действовал более активно. Но США не выполнили своих обязательств по отношению к своему союзнику.
     К 12 декабря сражения на сухопутном фронте вошли в заключительную фазу с явным перевесом индийской армии. «Vikrant» был в патруле к северу от Андаманских островов, блокируя подходы к Читтагонгу, когда, поздно вечером 15 декабря Би-Би-Си объявила о входе американской авианосной группы с авианосцем «Энтерпрайз» в Бенгальский залив. По данным Би-Би-Си американский отряд направлялся в Читтагонг чтобы эвакуировать американских граждан. Как вспоминал командир авианосца «Vikrant» Сварэдй Прэкэш (Swaraj Prakash): «Это было громом среди ясного неба. Я вызвал в воображении ситуацию прямой конфронтации. Я ждал инструкций от военно-морского штаба, но их не было. Позже ночью, я решил двигаться к югу, чтобы  так или иначе, перехватить «Энтерпрайз» прежде, чем он мог войти в район боевых действий….» В течение ночи авианосец продолжал двигаться на юг, его самолеты обследовали окрестности на 500 миль. Но не было никакого признака американской целевой группы, после этого командир все еще не имея каких либо инструкции от военно-морского штаба вернулся обратно в отведенный им район. Уже днем Би-Би-Си уточнила свое более раннее сообщение: что вошедшая в Бенгальский залив из Малаккского пролива, американская АУГ направилась на  запад вместо движения на север к Читтагонгу. После одного дня действия в районе к западу от Андаманского моря «Энтерпрайз» с эскортом «Decatur» (DDG-31), «King» (DLG-10), «McKean» (DD-784), «Orleck» (DD-886) получил приказ перейти  к острову Цейлон. Это вроде нелогичное решение было продиктовано решением, не рисковать быть вовлеченными в конфликт, и ясно давало понять индийцам, что от наступления  в Западном Пакистане надо воздержаться.
Командовавший тогда индийским флотом адмирал С. Нанда (Sardari Mathradas Nanda) вспоминал: «Когда было объявлено об прибытии «Энтерпрайз» в район, премьер-министр вызвала меня и спросила:
     ″Вы слышали эту новость?″ Я сказал: ″Да мадам″.
     ″Что вы собираетесь делать? ″ - спросила она. Я сказал: ″Мадам, вы думаете, Америка хочет воевать с Индией? ″
     ″Почему вы спрашиваете?″ - спросила она. Я сказал: «Если они атакуют наши корабли, это акт войны″.
     ″А как считаете вы? ″ - спросила она. Я сказал: ″Я так не думаю, они пытаются оказать на нас давление. Они пытались проделать это раньше в Персидском заливе, куда они направили свои корабли и люди их испугались и отступили. Мы должны твердо стоять.″
     ″Что вы будете делать, если вы столкнетесь с ними?″ - спросила она. Я сказал: ″Мадам, я дал указания, чтобы мои капитаны относились к ним как друзья, и пригласили их на борт вместе выпить.″»
     Тем не менее, узнав о движении американского отряда, индийцы забеспокоились.  В.С. Кругляков вспоминал: «Мне потом рассказывал атташе А. Попов, что когда американское соединение во главе с "Энтерпрайзом" появилось вблизи Индии, министр обороны Индии попросил его связать с министром обороны СССР и высказал озабоченность присутствием американцев. А. А. Гречко сразу пригласил к себе Главнокомандующего ВМФ. Тот по карте рассказал о силах и действиях. После этого Гречко передал министру обороны Индии через нашего атташе Попова: "Энтерпрайз" - это наше дело, а индусы пусть занимаются своим". Это, конечно, тогда было для Индии большой поддержкой. Последствия столь благородного шага навстречу были для нас очень благоприятны. Наш авторитет в Индии очень вырос".» 
     СССР постарался убедить индийцев что держит ситуацию под контролем,  в своих воспоминаниях это подтверждает и командир авианосца «Vikrant» Сварэдй Прэкэш (Swaraj Prakash). В 1974 г. во время визита в Бомбей Главнокомандующий ВМФ адмирал С.Г. Горшков посетил авианосец «Vikrant». Сварэдй Прэкэш  знал советского главкома  еще со времен, когда он был индийским военно-морским атташе в Москве. Во время разговора, С.Горшков  спросил у Сварэдй Прэкэш: «Вы волновались по поводу сражения против американской целевой группы», и сам же ответил «У вас не было никакой причины, чтобы волноваться, поскольку у меня была советская ядерная субмарина, сопровождавшая американскую целевую группу постоянно в Индийском океане.»
     В реальности в тот момент в Индийском океане была только одна дизельная подводная лодка пр.641 выполнявшая межфлотский переход и пришедшая в Индийский океан в сентябре 1971 г. вместе с «ПМ-40» обогнув Африку. А советские  надводные силы были слабы, имелось здесь всего два эсминца с артиллерийским вооружением, тральщики, вспомогательные суда. Американцы это  знали, в  меморандуме помощника президента по национальной безопасности Киссинджера президенту Никсону от 15 декабря 1971 г. указывалось, что у СССР есть 12 военно-морских судов в Индийском океане, но ни одно из них не находится в районе пакистано-индийского конфликта.
     Для противостояния американской авианосно ударной группировке 13 декабря из Владивостока в Индийский океан вышла вторая группа кораблей ТОФ, состоявшая из четырех судов:  ракетный крейсер пр.1134 (по классификации НАТО Kresta) «Владивосток» бортовой номер 565 (к-2р Печуров Евгений Алексеевич), БПК пр.61 (по классификации НАТО  Kashin) «Строгий» бортовой номер 564 (к-2р. В.Н.Барабаш) и две субмарины –  одна с крылатыми ракетами пр.675 «К-31»  (по классификации НАТО E-II), а вторая торпедная пр.641 (по классификации НАТО Foxtrot) «Б-112» (336-й экипаж, капитан 3 ранга Геннадий Иванович Игнатенко).
     Группа  наблюдалась  в проливе Цусима японцами 15 декабря. А всего согласно сообщению из Токио от 16 декабря за предыдущие семь дней, по крайней мере, пять советских судов прошли  Цусимским проливом направляясь на юг.  Вице-адмирал в отставке В.С.Кругляков: «После извещения о начале боевых действий между Индией и Пакистаном мы тут же получили сообщение, что те корабли, которые тщательно проверял В. А. Касатонов - ракетные крейсера "Варяг", "Владивосток", эсминец "Строгий", - направлены в Индийский океан. Вышли также шесть подводных лодок». Походный штаб 10-й оперативной эскадры находился на крейсере «Варяг».
     15 декабря к индийскому правительству через американское представительство в Нью-Дели с просьбой о прекращении огня обратился главнокомандующий пакистанскими силами в Бенгалии генерал-лейтенант Амир Абдул Хан Ниязи. В тот же день в Вашингтоне было официально заявлено, что после перемирия, TG 74  могла бы помочь эвакуировать пакистанские отряды с востока. Утром 16 декабря  на восточном фронте наступило затишье. Пытаясь хоть как-то исправить положение, пакистанское руководство решило нанести контрудар на Западном фронте.
16 декабря 23-я пакистанская дивизия, усиленная танками, ударила во фланг 1-му индийскому корпусу. Район наступления находился в секторе Чхамб, северо-западнее города Джамму в Кашмире. Индийцы срочно перебросили к месту прорыва свои танки, разгорелось крупное сражение, закончившееся лишь с вступлением в силу соглашения о прекращении огня. О накале боев говорит тот факт, что во всей Бенгалии пакистанцы потеряли 36 танков, а в районе Чхамб - 95, из них 52 - за 24 часа 16-17 декабря.
     Окончательно боевые действия окончились 17 декабря 1971 г. явным поражением Пакистана. На востоке группировка пакистанских войск капитулировала, а на западе военные действия были прекращены по договоренности сторон. В результате 14-дневной войны Пакистан потерпел поражение, потеряв Восточный Пакистан. На западе  Пакистан оккупировал примерно 50 кв. миль в секторе Чамба, контролируя коммуникации штата Джамму и Кашмир, а также участки индийской территории в Пенджабе. Индия захватила около 50 пакистанских постов к северу и западу от линии прекращения огня и ряд участков пакистанской территории в Пенджабе и Синде. Цифры потерь, объявленные обеими сторонами, очень разнятся. Так, Индия потеряла 10 633 человека убитыми, ранеными и пропавшими без вести, 73 танка и 45 самолетов подбитыми; по ее данным, пакистанцы потеряли 246 танков и 94 самолета. Пакистан насчитал 141 сбитый индийский самолет и объявил о своих потерях в 9 283 человека и 19 самолетов. Индийскому флоту удалось прервать морские коммуникации противника и запереть пакистанский флот в базах и портах. ВМС Пакистана потеряли 13 крупных боевых кораблей (1 ЭМ «Khaibar», 1 ПЛ «Ghazi», 1 ТЩ «Muhafiz», 7 канонерских лодок и 3 патрульных судна),  целый ряд боевых кораблей был поврежден, кроме того во время блокады пакистанских портов индийские ВМС задержали и досмотрели 712 судов, около 50 торговых судов уничтожили или серьезно повредили в море и портах, а 4 транспорта захватили «PASNI» (GRT 1203), «ANWAR BAKSH» (GRT 7235), «BAQIR» (GRT 9326) и «MADHUMATI» (GRT 3311).  Пакистанские ВМС действовали менее успешно и хотя они сумели потопить 1 крупный индийский корабль - СКР «Khukri», 4 катера и 1 самолет ВМС «ALIZE 203» (10 декабря), повредили 1 СКР и 1 РКА, поставленные перед ними задачи не выполнили.
     17 декабря оба американских отряда соединились в районе острова Цейлон (Шри-Ланка). В объединенном TG.74 были атомный авианосец «Энтерпрайз» (Enterprise) CVAN-65, вертолетоносец «Триполи» (Tripoli) LPH-10, три ракетных корабля - ракетные эсминцы «Decatur» DDG-31, «Parsons» DDG-33 и ракетный фрегат «King» DLG-10, четыре эсминца «McKean» DD-784, «Orleck» DD-886,  «Bausell» DD-845, «Richard B. Anderson» DD-786, атомная торпедная подводная лодка и танкер «Wichita» AOR-1.   24 декабря 1971г. соединению были доставлены грузы на военном транспорте «WHITE PLAINS» (AFS 4). 
     К этому времени корабли британского Дальневосточного флота (Far East Fleet) отбыли из данной области, «Eagle» прибыл в Дурбан 22 декабря, а  «Albion» в Кейптаун 30 декабря.
     Первая  группа советских кораблей вышедшая из Владивостока в начале декабря вошла в Индийский океан только 18 декабря, а вторая 24 декабря, то есть обе после того, как война закончилась. Таким образом, ни один из кораблей этих групп не являлся угрозой для АУГ во главе с авианосцем  «Энтерпрайз» в течение нескольких дней, когда АУГ находилась в районе конфликта, в то время пока шли боевые действия. Это также подвергает сомнению пугающие заявления в некоторых американских источниках о том, как близко были  Соединенные Штаты и Советский Союз к военно-морской конфронтации в течение войны. Хотя опасность случайного боевого столкновения военно-морских сил двух супердержав в Индийском океане всегда была возможна. Тем более что она усугублялось тем обстоятельством, что в составе ВМС Индии находились субмарины, однотипные с подводными лодками советской эскадры, что могло привести к фатальным ошибкам.
     Общее число советских подводных лодок действовавших в декабре 1970 г. – январе 1972 г. в Индийском океане составляло 6 единиц. Одна дизельная торпедная пр.641 (по классификации НАТО Foxtrot) оперировавшая там с сентября 1971 г. по январь 1972 г. После начала кризиса туда были направлены 5 подводных лодок – 2 ракетных: ПЛАРК пр.675 «К-31» и ДПЛКР пр.651 «К-120» и 3 торпедных ДПЛ пр.641 в том числе «Б-112» и  предположительно «Б-855».
     17 декабря корреспондент агентства Рейтер в Сингапуре сообщил, что советский 6000-тонный крейсер был замечен береговыми наблюдателями в когда он шел на север к Малаккскому проливу.  18 декабря РКР «Варяг»  вошел в Индийский океан. По сообщениям  еще пять советских военно-морских судов, включая одну атомную и две дизельных субмарины и два надводных корабля - РКР «Владивосток» и БПК «Строгий» были в Южно-Китайском море держа курс на вход в Сингапурский пролив.   
     22 декабря Малаккским проливом в Индийский океан вошли первые советские субмарины направленные в район конфликта, ПЛАРК пр.675 «К-31» и ДПЛКР пр.651 «К-120» их сопровождал танкер «Ижора».
     Анатолий Павлович Бычков, участник похода на дизельной ракетной ПЛ проекта 651 «К-120» (к-1р. В.С. Любимов) вспоминал: «… Я был заместителем начальника политотдела в бригаде дизельных лодок. Получили приказ: за сутки подготовить ракетную лодку к выходу в Индийский океан. На К-120 замполит был молодой, поэтому мне пришлось идти в тот поход.
     31 декабря пересекли экватор. Пока шли, конфликт окончился, образовалось новое государство – Бангладеш…»
     24 декабря Малаккским проливом в Индийский океан вошли РКР «Владивосток» и БПК «Строгий».
27 декабря тем же маршрутом в Индийский океан прибыла первая из трех дизельных торпедных подлодок пр.641. Остальные две, в том числе и «Б-112», вошли в Индийский океан только 1 января 1972 г. в сопровождении танкера «Украина».
     Механик одной из направленных подводных лодок Морозов Константин Викторович: «…только пришли из автономного плавания, (в море пробыли почти 60 суток), всего три дня отдохнули на берегу вместо положенного месяца, как ночью вновь тревога. Срочный выход в море. "Куда идем?" - спрашиваю. "На войну!" - ответил командир.
     В 1972 (в статье журналиста, который опубликовал рассказ капитана 1 ранга К.В.Морозова, куча неточностей, от элементарных, таких как -   год начала конфликта у него 1972 г., а надо 1971 г., до абсолютно нелепых «подлодку Морозова послали не домой, а к берегам Сомали. Там произошел конфликт с Марокко из-за скота.», где Сомали, а где Марокко он видимо и не смотрел) году ухудшились отношения между Индией и Пакистаном. Конфликт перерос в самую настоящую войну. СССР тогда выступил на стороне Индии. Индийские военные моряки, в арсенале которых было несколько советских подлодок, успешно потопили почти весь военно-морской флот Пакистана.
      Пакистан обратился за помощью к США. Американцы направили в Индийский океан свой атомный авианосец "Интерпрайз" в сопровождении нескольких надводных и подводных кораблей. Узнав об этом, руководство СССР решило перекрыть путь американской флотилии. Решено было увеличить присутствие советских военных кораблей в районе конфликта. Поэтому по тревоге в ту декабрьскую ночь подняли почти все боеспособные подразделения Тихоокеанского флота. Необходимо было за короткое время подойти к берегам Индии и занять боевые позиции.
      Ночью подлодка Морозова вышла из бухты и взяла курс на Индийский океан. Шли полным ходом в надводном положении. Но второпях забыли взять необходимое количество топлива. Где-то у берегов Кореи топливо стало заканчиваться. Морозов доложил об этом командиру. Запросили экстренной помощи. Но командование флотом настоятельно требовало идти к Сингапуру: там стоит танкер, там и заправитесь. Механик Морозов предупредил, что до Сингапура подлодка не дотянет. Командир вновь вышел на связь со штабом. Тогда танкер направили к подлодке.
     Только начали заправляться, в небе появились американские самолеты. Они подлетали близко и снимали лодку на фото- и кинокамеры.» В  первых числах января 1972 г. подлодка прошла Малаккским проливом и вошла в Индийский океан.
     Для обеспечения деятельности подводных лодок в декабре 1971 г. из состава Камчатской военной флотилии на БС в Индийский океан была направлена плавбаза подводных лодок пр.310 (по классификации НАТО Don) «Батур» (с 12.03.1979 г. - «Камчатский комсомолец») бортовой номер 944. В Индийский океан вошла через Малаккский пролив 2 января 1972 г., находилась там до 15 марта 1972 г.
     Командующий советскими силами вице-адмирал В.С.Кругляков перенес свой флаг на ракетный крейсер «Варяг» и продолжил выполнения задачи. Наши и американские корабли продолжали следить друг за другом и после завершения боевых действий, но ситуация в корне изменилась, теперь перевес был на стороне советского флота. К моменту сосредоточения всех отрядов здесь находилось более 20 боевых и вспомогательных кораблей ВМФ СССР.
Вице-адмирал в отставке В.С. Кругляков: «У нас в составе отряда к тому времени было два ракетных крейсера, три больших противолодочных корабля, три дизельные и две атомные подводные лодки. Слежение проходило между Цейлоном и Сунгарским проливом. Самолеты наши появились дня через четыре. Они стали давать нам разведданные. Сразу стало легче. Взаимодействие между надводными кораблями и подводными лодками было тоже очень хорошее. Все командиры - опытные и грамотные. Наш удар включал к этому времени уже 32 ракеты в первом пуске и 16 ракет во втором. Эти возможности, видимо, и отрезвляли американцев… Во время слежения многое пришлось наблюдать. В том числе и 3 аварии на "Энтерпрайзе". На наших глазах при посадке один самолет упал в море, причем весь экипаж погиб. Когда самолет упал, я предложил американцам свою помощь, но они отказались. Когда нам стало ясно, что летчики погибли, мы выразили американцам соболезнование. После этого каждый день с авианосца без подписи поступал семафор "Доброе утро". Всего же слежение длилось около месяца.
     ... Вдруг уже в конце военного конфликта мы перехватили телеграмму открытым текстом командира противостоящего нам соединения командующему Тихоокеанским флотом США такого содержания: "За нами ведется постоянное слежение, мы опоздали с развертыванием, советских кораблей много, а их командующий ведет себя нагло". Последнее было для меня неприятной припиской. Дело в том, что я получил приказание сфотографировать "Энтерпрайз" с близкого расстояния. Выбрав момент, когда авианосец принимал топливо для самолетов, я прошел рядом с ним на расстоянии примерно 30 - 40 метров. Даже лицо командующего американским соединением разглядел. Это и послужило поводом для последней приписки. Вскоре поступил запрос от министра обороны А. А. Гречко по этому вопросу. Пришлось объясняться, что выполнял приказ». 
     Американский участник похода на эсминце «McKean» вспоминал, что в ходе похода  в Индийском океане соединение сопровождалось многочисленными советскими крейсерами, двигающимися между американскими кораблями.  Возмущаясь, он заявил, что если бы одно из наших судов сделало то же самое, то капитан скоро был бы в Антарктике. Все это можно отнести на счет эмоций,  советские корабли действовали точно также как и их американские собратья на просторах океана.
     В конце декабря 1971 г. и первых числах января 1972 г. корабли отряда находящиеся на боевой службе с июня 1971 г. отправились в свои порты. На  31 декабря 1971 г. прибывшие корабли советского отряда в Индийском океане включали: ракетные крейсера пр.58 «Варяг» и пр.1134 «Владивосток», эсминец пр.56 «Возбужденный», БПК пр.61 «Строгий», десантное судно пр.1171 «БДК-77», МТЩ пр.264А «МТ-4», пять субмарин и девять вспомогательных судов.  
     7 января 1972 г. АУГ во главе с авианосцем «Энтерпрайз» получил приказ покинуть Индийский океан, пройдя Малаккским проливом, 12 января  уже пришвартовались в базе. Командовавший соединением TG 74  адмирал Элмо Р. Зумвальт (Elmo R. Zumwalt) так констатировал в своих воспоминаниях эту миссию: «Я все еще не знаю, точно что думать о эпизоде TG 74. Возможно, очевидно, не намеревалось влиять на курс войны в Восточной Бенгалии. Напротив, группа не была сформирована, пока результат в Восточной Бенгалии не был совершенно ясен. Возможно Президент и Киссинджер, которые оба весьма ясно были разбиты их неспособностью влиять на события на субконтиненте, импульсивно организовали TG 74 и послали его вперед в заключительной попытке показать миру, что Америка не должна быть отстранена от дел. Более вероятно, они хотели показать Китаю, что США были активным военным участником в той части мира и имели желание, чтобы развернуть военную мощь в ситуации, в которой советский союзник наносил поражение китайскому союзнику. В любом случае, это моя догадка, тем более что жест был несвоевременен и бесполезен. По другому предположению, госпожа Ганди, возможно, имела планы на Западный Пакистан так же как и в Восточном Пакистане, и прибытие TG 74, возможно, заставило ее отменить их. Другими словами, жест, возможно, был чрезвычайно своевременен и полезен. Пока частные документы "леди" не обнародованы, никто не будет знать наверняка»
     Вслед за американцами ушел и МРЗК «Измеритель», с ним вместе шла в надводном положении, и одна подводная лодка пр.641 оперировавшая в Индийском океане с сентября 1971 г. Разведчик проводил лодку до Корейского пролива, после чего она пошла самостоятельно, а судно продолжило свой поход.
Степень угрозы со стороны советской эскадры и результаты ее действий получили весьма высокую оценку западных аналитиков. В исследовании James M. McConnell, Anne M. Kelly«SUPERPOWER NAVAL DIPLOMACY IN THE INDO-PAKISTANI CRISIS» изданном в 1973 г. писали: «Свобода действий Запада оказалась ограничена появлением советского флота… Мощь Советов состоит в способности создать существенное противодействие на море. В "ужесточении правил игры" они  действительно сравнялись с США…» Стивен Киш (Kish S.C.) в работе об использовании советского флота в целях внешней политики     «The development of the political utilization of the Soviet Navy 1953 to 1973» изданной в 1977 г., ссылаясь на мнение командующего TG 74  адмирала Э. Зумвальта, полагал, что «советская эскадра имела большую силу, чем американская группа». Это не совсем так. Барри Блечман (Blechman B.M.) в «Comparison of the two fleets // The Control of naval armament. Prospectsand possibilities» изданном в 1975 г. считал, что «советская корабельная группа не обладала существенной силой и мобильностью для осуществления вторжения или воспрепятствования действий американцев. Но она имела впечатляющую сумму вооружений - 24 крылатые ракеты и 12 зенитных ракет в первом залпе, что позволяло осуществить противодействие группе "TG 74" …». Итогом этого противостояния, по мнению американского аналитика Стивена Киша, стало то, что «по окончании индо-пакистанской войны престиж США в Индии серьезно пострадал, в то время как престиж СССР сильно возрос… В значительной степени это стало результатом использования Советским Союзом своих военно-морских сил в качестве "катализирующего сдерживания" …»
     Уход АУГ во главе с авианосцем «Энтерпрайз» не означал конец американского военно-морского присутствия в Индийском океане. Уже 6 января 1972 г.  Пентагон объявил, что американские военные корабли будут патрулировать Индийский океан чаще, чем прежде. Советские корабли после прекращения  слежения за АУГ продолжили свою службу. Находившиеся здесь уже более полугода корабли отправились домой, а пришедшие включились  в   жизнь эскадры. Как результат положительной оценки действий советского отряда стало продолжение сотрудничество в военно-морской сфере между СССР и Индией.
     Следует упомянуть, что в декабре 1971 г. на боевую службу в Индийский океан видимо направлялись боевые корабли из состава Северного и Черноморского флотов. 11 декабря 1971 г. помощник президента по национальной безопасности Киссинджер писал президенту Никсону: «… есть неподтвержденное индийское сообщение, что единицам советского Средиземноморского Флота приказали передислоцироваться в Индийский океан и  Бенгальский залив, даже если это займет для них значительное время, чтобы приплыть вокруг оконечности Африки». Но они были развернуты обратно еще во время нахождения в Атлантике. В декабре 1971 г. Североморск покинул отряд кораблей Северного флота под руководством капитана 2 ранга Ростислава Дымова в составе БПК «Вице-адмирал Дрозд», эсминца «Скромный», подводной лодки и танкера. Отряд шел для несения боевой службы в Индийском океане. В пути моряки узнали об окончании войны между Индией и Пакистаном. 6 января 1972 г. отряд зашел с деловым заходом в столицу Гвинеи - Конакри. Деловой заход советских кораблей в Конакри продлился полмесяца. Командир отряда получил приказание следовать в Средиземное море. Также в декабре 1971 г. на БС вышел БПК «Красный Крым» (к-2р. Н.П.Головченко) Черноморского флота, ему предстояло первым из кораблей 30-й дивизии надводных кораблей ЧФ освоить плавание в Индийском океане.
     19 января 1972 г. в «Красной звезде» на первой странице помещена заметка с КТОФ «За кормой 25 тысяч миль» о возвращении из семимесячного плавания морского тральщика. 215 суток противоборствовал экипаж тральщика морям и океанам. За его кормой осталось более 25 тысяч миль, и каждая была предельно насыщена боевой учебой. Курсовые задачи и боевые упражнения корабль выполнил с высокими оценками. Две трети экипажа - отличники боевой и политической подготовки. Почти все стали в походе специалистами первого и второго класса. В числе передовиков  соревнования - старшие лейтенанты В.Мартиросян и А. Шумаков, лейтенант В.Вертий, главный старшина В.Трухин, старший матрос Ф.Хафизов. Речь шла о МТЩ пр.264А «Павлин Виноградов».
 
 
В состав американского  соединения  TG 74 входило 14 боевых и вспомогательных кораблей:
Атомный авианосец «ENTERPRISE» CVAN-65.
Вертолетоносец «TRIPOLI» LPH-10.
АПЛ «Gurnard» SSN-662.
Ракетный эсминец «Parsons» DDG-33.
Ракетный эсминец  «Decatur» DDG-31.
Ракетный фрегат «King» DLG-10
Эсминец «Bausell» DD-845.
Эсминец «Richard B. Anderson» DD-786.
Эсминец «McKean» DD-784.
Эсминец «Orleck» DD-886.
Танкер «Wichita» AOR-1.
Суда обеспечения «Haleaka» AE-25 и «White Plans» AFS 4.
 
Находясь в районе военных действий, обеспечили невмешательство
кораблей ВМС США и Англии в конфликт на стороне Пакистана -  26 советских боевых и вспомогательных кораблей:
РКР пр.58 «Варяг» бортовой номер 835 (капитан 2 ранга Дерябин Юрий И.). В Индийском океане 19 декабря 1971 г. – 2 марта 1972 г.
РКР - БПК пр.1134 «Владивосток» бортовой номер 565 (капи­тан 2 ранга Печуров Евгений Алексеевич). В Индийском океане 24 декабря 1971 г. – 22 февраля 1972 г.
БПК пр.61 «Строгий» бортовой номер 564 (капитан 2 ранга Барабаш Вадим Николаевич). В Индийском океане 24 декабря 1971 г. – 8 мая 1972 г.
ЭМ пр.56-А «Возбужденный» бортовой номер 448 (капи­тан 2 ранга Подольский Вадим Николаевич). В Индийском океане 4 декабря 1971 г. – 4 мая 1972 г.
ЭМ пр.56 «Веский» бортовой номер 407 (капитан 3 ранга Д.П.Чериватый). В Индийском океане 29 июня 1971 г. - 3 января 1972 г.
МТЩ пр.264А  «МТ-4» бортовой номер 330 (капитан 3 ранга А.Сасса). В Индийском океане 1 декабря 1971 г. – 26 марта 1972 г.
МТЩ пр.264А «Павел Хохряков» бортовой номер 335 (капитан 3 ранга Шаталин Евгений Александрович, старший на корабле капитан 2ранга Малый Я.З.). В Индийском океане 30 июня  – 26 декабря 1971 г. 
БДК пр.1171 «БДК-77» бортовой номер 343 (капитан 2 ранга А.А.Вдовиченко). В Индийском океане октябрь 1971г. – март 1972 г.
МРЗК «Измеритель» (капитан-лейтенанта Н.В.Кочуров). В Индийском океане с декабря 1971 г. по январь 1972 г., потом до начала марта у берегов Вьетнама.
Плавмастерская пр.301М «ПМ-24» ЧФ бортовой номер 24 (капитан 3 ранга А.А.Шведов). В Индийском океане 29 июня 1971 г. – июль 1972 г., находилась в порту Басра (Ирак).
Плавмастерская пр.304 «ПМ-40» бортовой номер 40 (капитан 3 ранга Э.Климов). В Индийском океане 24 сентября 1971 г. – ноябрь 1972 г., находилась в порту Бербера (Сомали).
ПБПЛ пр.310 «Батур» бортовой номер 944. В Индийском океане 2 января – 15 марта 1972 г.
БМТ пр.563 «Бугуруслан». В Индийском океане сентябрь 1971 г. – январь 1972 г.
БМТ пр.563 «Житомир». В Индийском океане ноябрь 1971 г. – январь 1972 г.
БМТ пр.563 «Владимир». В Индийском океане 5 января – 18 июня 1972 г.
БМТ «Украина». В Индийском океане 1 января – 23 февраля 1972 г.
СМТ пр.577 «Вишера». В Индийском океане июль – декабрь 1971 г.
СМТ «Полярник». В Индийском океане  1 декабря 1971 г. – 3 марта 1972 г.
СМТ пр.160 «Ижора». В Индийском океане 22 декабря 1971 г. – 11 января 1971 г.
ТР пр.502Р «Ишим». В Индийском океане 23 ноября 1971 г. – 4 мая 1972 г.
Подводные лодки:
ПЛАРК пр.675 «К-31». В Индийском океане 22 декабря 1971 г. – 21 февраля 1972 г.
ДПЛРК пр.651 «К-120» (капитан 1 ранга Любимов Владимир Серафимович). В Индийском океане 22 декабря 1971 г. – 4 мая 1972 г.
ДПЛ пр.641. В Индийском океане 24 сентября 1971 г. – январь 1972 г.
ДПЛ пр.641. В Индийском океане 27 декабря 1971 г. – 15 марта 1972 г.
ДПЛ пр.641. В Индийском океане 1 января – 15 марта 1972 г.
ДПЛ пр.641 «Б-112» (капитан 3 ранга И.Г.Игнатенко). В Индийском океане 1 января – 17 июня 1972 г.
Одна из двух прибывших ПЛ была «Б-855».
 
 
Литература:
·         Воспоминания Пыркова Владимира Степановича, тогда старшина 1 статьи, командир отделения радиотелеграфистов на МРЗК «Измеритель».
·         Бевз С.А. «Хроника Тихоокеанского флота». Журнал «Тайфун» № 1 2000г.
·         Бычков А. капитан 1 ранга «Главком тогда приезжал ежегодно» «Флаг Родины» 24.02.2000г.
·         Васюков В. «Военно-морской флот и обеспечение национальной безопасности в мирное время» Журнал «Морской сборник» № 1 2003г. стр25.
·         Голдаев Ю. «Су-7 в индо-пакистанском конфликте 1971 года» с сайта <http://www.airwar.ru/history/locwar/asia/su7/su7.html>
·         Гордон Е., Климов В. «МиГ-21 в ВВС Индии» с сайта <http://avia-at.v-teme.com/mig21>
·         Демидов М.В. «Очерки истории Тихоокеанской эскадры». Журнал «Тайфун» № 3 1999г.
·         Добрынин Анатолий «Сугубо доверительно» Москва «АВТОР» 1997г. стр222.
·         «Индия и Пакистан: хроника полувекового конфликта» с сайта <http://www.india.ru/boards/showthreaded.php?Cat=0&Board=bazarm&Number=148105&page=0&view=collapsed&sb=5>
·         Касатонов И.В. «Флот вышел в океан» М. «Андреевский флаг» 1996г.
·         Каушик Д. «Индийский океан: проблемы безопасности». М., 1976.
·         Киличенков А.А. «"Холодная война" в океане. Советская военно-морская деятельность 1945-1991 гг. в зеркале зарубежной историографии» Москва, 2009г.
·         КОРОЛЕВ Арсений «Американцы постояли и ушли». «Симбирский курьер» Суббота 18 марта 2006 года №28(2757) с сайта <http://www.sm-k.narod.ru/archives/2006/mar/28/31.htm>
·         «Плавающий танк ПТ-76. Эксплуатация и боевое применение» с сайта <http://www.army.lv/?s=2054&id=3834>
·         «Провокация на Исламабадском аэродроме» «Правда» 14 декабря 1971г.
·         «Океанский "Атлант"» с сайта <http://wn.com/Rusian_Help_in_1971_indo_pak_war>
·         «30-я дивизия надводных кораблей Черноморского флота» Журнал  «Тайфун» № 1 2002г. стр10.
·         Федорук А. капитан 2 ранга  «За кормой 25 тысяч миль» «Красная звезда» 19.01.1972г. стр1.
·         Филиппов А. В. «Порывая с прошлым. Пакистанские заметки.» М. Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1976 г.
·         Шебаршин Л.В. «Рука Москвы. Записка начальника советской разведки». - Киев: Стодола, 1993г. с сайта <http://leonidshebarshin.narod.ru/gandi1.html>
·         Щедров И.М. «Бангладеш: утро новой жизни». Москва «Политиздат» 1973г. стр28-29.
·         «1971: the War in the West» с сайта <http://www.navoine.ru/en/rubrics/ohter-regions/1>
·         Alexander O. Ghebhardt «SOVIET AND U.S. INTERESTS IN THE INDIAN OCEAN»
·         Anderson, "U.S. Show of Force." See also New York Times, 1 January 1972.
·         «Australia and the Indian Ocean region. Report from the Senate Standing Committee on Foreign Affairs and Defence» The Commonwealth Govt. Printer, 1977
·         David Frank Winkler «Amirs, admirals & desert sailors: Bahrain, the U.S. Navy, and the Arabian Gulf» 
·         Vice Admiral Swaraj Prakash «COLD WAR GAMES» с сайта <http://www.bharat-rakshak.com/NAVY/History/1971War/Games.html>
·         Vice Admiral GM Hiranandhini (Retd.) NM, PVSM, AVSM, «Transition to triumph - Indian Navy 1965-75», Lancer International с сайта <http://indiannavy.nic.in/t2t2e/Trans2Trimph/start.htm>
·         Harry B. «Trident, Grandslam and Python: Attacks on Karachi» 07 July 2004  с сайта http://www.bharat-rakshak.com/NAVY/History/1971War/44-Attacks-On-Karachi.html
·         Henry Kissinger «White House Years» Boston, 1979
·         «Letter From Pakistani President Yahya to President Nixon» с сайта <http://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v11/d298>
·         «India angered over U.S. naval task force in Bay of Bengal» December 16, 1971 The Courier-Journal from Louisville, Kentucky · Page 2
·         «Interview with Admiral SM Nanda: Part 2. 'Does the US want war with India?'» January 18, 2007 с сайта <http://www.defence.pk/forums/india-defence/26567-indias-naval-chief-1971-indo-pak-war-admiral-s-m-nanda-passes-away.html>
·         «Memorandum of Conversation» 10.12.1971г. с сайта <http://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v11/d274>
·         «Memorandum From the President's Assistant for National Security Affairs (Kissinger) to President Nixon» 11.12.1971г.  с сайта <http://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v11/d275>
·         «Memorandum From the President's Assistant for National Security Affairs (Kissinger) to President Nixon» из сайта <http://history.state.gov/historicaldocuments/frus1969-76v11/d310>
·         Michael Walter «The U.S. Naval Demonstration in the Bay of Bengal during the 1971 India-Pakistan War» ссылка Washington Post, 7 January 1972
·         «COMMUNIST MILITARY AID TO INDIA IN 1971 (S-4133) Created: 2/7/1972» с сайта <http://www.faqs.org/cia/docs/57/0000491521/COMMUNIST-MILITARY-AID-TO-INDIA-IN-1971-(S-4133).html>
·         «The Genesis of Break Away» с сайта <http://www.pakdef.info/pakmilitary/navy/1971navalwar/genesis.htm>
·         James M. McConnell, Anne M. Kelly «SUPERPOWER NAVAL DIPLOMACY IN THE INDO-PAKISTANI CRISIS» February 1973 с сайта <http://www.cna.org/documents/5500010800.pdf>
·         «PAF Begins War in the West : 3 December» с сайта <http://www.pakdef.info/pakmilitary/airforce/1971war/warinwest.html>
·         Sudha Raghavan «The Indian Ocean Power Politics: Attitudes of South East Asian and South Pacific Countries» Lancers Book, 1996
·         С сайта <http://www.irfc-nausena.nic.in/irfc/ezine/Trans2Trimph/chapters/9_naval_ops_enc.htm>
·         С сайта <http://www.pravda.ru/society/fashion/models/79207-5/>
·         С сайта <http://ship.bsu.by/text.aspx?guid=6298>
·         С сайта <http://www.goatlocker.org/gurnard/ssn662.htm>
·         С сайта <http://www.mizinov.net/oldnavi/articles/mpole230102a.shtml>
·         С сайта <http://15.ivo.ru/museum/katera.htm>
·         С сайта <http://www.answers.com/topic/indian-navy>,
·         С сайта <http://www.history.navy.mil/danfs/e4/enterprise-viiic.htm>
·         С сайта <http://www.hazegray.org/danfs/amphib/lph10.htm>
·         С сайта <http://www.history.navy.mil/danfs/b3/bausell-i.htm>
·         С сайта <http://www.ussjpkennedyjr.org/anderson786.html>
·         С сайта <http://www.history.navy.mil/danfs/d/decatur.htm>
·         С сайта <http://ussorleck.com/stories/story1.cfm>
 
Розин Александр.