КОНТР-АДМИРАЛ 
Сергеев Валерий Николаевич.
Командир 8-й ОПЭСК ВМФ 1988 – 1991 гг.  
 
«   Б О Л Ь Ш О Й    Л И С  »  

 о ч е р к 
 
             «Во флотской среде Валерий Николаевич Сергеев стал известен задолго до того, как он был назначен командиром отряда советских кораблей в Индийском океане. В годы офицерской молодости это был популярный на Тихоокеанском флоте, как и вообще на Дальнем Востоке, боксер, который, как правило, заканчивал поединки, не доводя их до третьего раунда ввиду явного преимущества.
      Став в тридцать с небольшим лет командиром крейсера, Сергеев не изменил своему бойцовскому характеру. Каждому учебному бою предшествовали длительные, порой изнурительные тренировки экипажа. Зато что это были за бои! Их до сих пор помнят на Тихоокеанском флоте.
      Флагмана отряда советских военных кораблей в Индийском океане контр-адмирала Сергеева знают не только советские моряки. Как представитель СССР, он не раз бывал с официальными дружественными визитами и с деловыми заходами в Южном Йемене и Индии, на Сейшельских островах и в Джибути, во Вьетнаме и Мозамбике...
     Сергеев известен и на кораблях НАТО, патрулирующих в Индийском океане, хотя бы тем, что не раз остроумным и неожиданным тактическим приемом выводил свой отряд из-под их навязчивого «надзора». За это, как я узнал из радиопереговоров натовцев по международному каналу, некоторые иностранные командиры именуют его между собой «Большой лис». «Большой», видимо, из-за роста. Валерий Николаевич высок, широк в плечах, мускулист.
     ..Легко, по-спортивному отжавшись на руках от борта и энергичным махом перебросив через него ноги ,первым на палубу бпк «Адмирал Трибуц» спрыгнул высокий, загорелый контр-адмирал в синих шортах и кремовой рубашке с короткими рукавами. После традиционной в подобном случае церемонии приветствия и знакомства с экипажем командир отряда сразу же поднялся на главный командный пункт, а флагманские специалисты разошлись по подразделениям. Никто из них даже не взглянул на приготовленную отчетную документацию. По приказу Сергеева корабль снялся с якоря, выставил мишени, и зазвучали колокола громкого боя. До поздней ночи бпк «Адмирал Трибуц» метался по океану. Экипаж стрелял из всех видов корабельного оружия, отражал атаки катеров, фрегатов, авиации «противника», уничтожал мины и боролся за живучесть, то есть демонстрировал то, что может пригодиться во время защиты судоходства в Персидском заливе.
     Поздно ночью экипажу был дан отдых, а походный штаб собрался в каюте флагмана. К утру обстановка на корабле Сергееву была в целом ясна. В общем она удовлетворяла, но в Персидский залив кораблю идти пока рано — там могут подвести слабые места в боевом взаимодействии командных пунктов подразделений, в управлении огнем командира одной из артиллерийских батарей. Словом, есть необходимость ещё поработать…
     Штаб в течение нескольких дней учил командиров подразделений и боевых постов всему, что считал необходимым, что обрел на собственном боевом опыте. Сергеев лично отрабатывал главный командный пункт и ракетно-артиллерийскую боевую часть, при этом мне и корабельным специалистам не раз приходилось поражаться, как детально он знает технику, приемы управления ею на всех уровнях — от командира корабля до матроса.
     Работа штаба на корабле завершилась комплексным учением с выполнением не условных, а реальных вводных. Вместо оценки флагман сказал экипажу:
 — Теперь корабль готов к выполнению задач в Персидском заливе.
      Отношение к матросам у флагмана отеческое. И эти слова применительно к нему не звучат штампом. Как-то прибывший в отряд корабль проводил первые артиллерийские стрельбы. Комендор одной из установок в какой-то момент замешкался, чем вызвал возмущение командира корабля. Сергеев прервал выполнение упражнения, и пошел на боевой пост комендора. Он увидел девятнадцатилетнего паренька, у которого от волнения и стоящей жары пот заливал глаза.
- Сынок, ты который раз стреляешь? — спросил контр-адмирал.
- Первый, — ответил матрос.
 - Ну, пойдем, потолкуем на юте.
О чем они там говорили, не знаю. Когда вернулись, молодой матрос выглядел несколько уверенней. Сергеев поднялся на мостик и сказал командиру строго:
 — Не допускайте, чтобы матроса ругали за заминку, он еще новичок. А вот учебных снарядов для него не пожалейте, пусть постреляет, набьет руку.
     Тем молодым комендором был матрос Алижер Ахундов, который через несколько недель первой же очередью уничтожил обнаруженную уже в Персидском заливе мину.         
     Эсминец «Стойкий», сопровождая два советских танкера, вышел из Ормузского пролива и взял курс на Эль-Кувейт. Командир корабля капитан 2 ранга Михаил Волк всю ночь провел на мостике. Теперь обстановка плавания позволяла немного отдохнуть, и он спустился в каюту. На ходовую вахту заступил его старший помощник капитан-лейтенант Сергей Безверхний.
     Стояла солнечная  безветренная погода. Но горизонт размывало марево, поэтому видимость была скверной. Не прошло и получаса после ухода с мостика командира, как сначала радиометрист, а затем сигнальщики доложили об обнаружении двух быстроходных целей. Старпом решил - командира не будить (ведь он и так несколько суток почти без сна), а прояснить ситуацию самостоятельно. Катера уже были видны невооруженным глазом. Они двигались наперерез   отряду. В соответствии с международным морским правом Безверхний запросил командиров катеров по радио о намерениях. Ответа не последовало.  
Ситуация осложнялась тем, что катера приближались к танкерам с незащищенной стороны,  и  эсминцу, чтобы встретить их, предстояло проскочить между идущими друг за другом судами.  Старпом по радио предупредил капитанов наших судов о маневре и резко изменил курс. На  мостике тут же появился капитан 2 ранга Волк (командирский сон чуток, ни один маневр не пройдет мимо внимания). «Стойкий» уже шел полным ходом наперерез катерам. И они не выдержали, отвернули в сторону, отставив намерение атаковать танкеры. Командир упрекнул старпома, что тот своевременно не разбудил его, но тут же и похвалил за смелые, решительные действия.      
     Взять на себя всю полноту ответственности... Здесь, в Персидском заливе, без этого важного  качества не обойтись. И ответственность в данном случае— государственная. Умение взять ее на себя в первую очередь воспитывает контр-адмирал Сергеев у своих подчиненных офицеров. И, конечно, главным образом — личным примером.
     ...«Мэйдэй, мэйдэй, мэйдэй», — неслись сигналы бедствия, из динамика радиостанции , настроенной на международный канал. Командир эсминца «Стойкий» капитан 2 ранга Михаил Юрьевич Волк, морщась, как от зубной боли, стоял на крыле ходового мостика и через бинокль всматривался в дымивший в нескольких милях от нас греческий танкер. Минуту назад находившиеся на мостике моряки «Стойкого» оказались свидетелями ещё одной трагедии в Персидском заливе.
     Танкер без охранения шел курсом на выход из залива. Вдруг со стороны близлежащего острова показались два катера. Это были небольшие дюралевые лодки с двумя подвесными  моторами и вооруженные нестационарным безоткатным орудием. Катера на большой скорости подскочили к танкеру. Один из них лег в дрейф прямо по курсу судна. Над стволом орудия взметнулось голубоватое облачко дыма—через несколько секунд до нашего эсминца долетел приглушенный расстоянием звук выстрела. В носовой части надстройки танкера появилось округлое, словно люк, отверстие, а с правого борта обшивка вздыбилась, кое-где разорвалась, свисая  зловещими металлическими лепестками почти до палубы. Судно застопорило ход. В эфир понеслись сигналы бедствия. В это время второй катер, зайдя со стороны борта танкера, сделал еще два выстрела в район нефтяных танков. В небо потянулся шлейф аспидно-чёрного дыма. Полыхнуло пламя. Также стремительно, как и появились, КСИРы умчались в сторону острова.
     Капитан 2 ранга опустил бинокль и скосил воспаленные от недосыпания глаза на радиостанцию. «Мэйдэй, .мэйдэй», - хрипело из динамика. Темное от загара лицо командира корабля с массивным волевым подбородком словно окаменело. Нужно спасать попавших в беду греческих моряков. Это однозначно. Однако «Стойкий» не один. Рядом находились советские танкеры, защита которых должна быть обеспечена при любых обстоятельствах. И не было никакой  гарантии, что КСИРы не нападут на них, как только эсминец пойдёт на помощь греку.
     Волк дал радиограмму Сергееву. И тут же получил ответ, в характере которого не сомневался, вздохнул с облегчением. Контр-адмирал дал «добро» действовать, тем самым взвалив на себя огромную ответственность.
            —  Аварийно - спасательной группе — в баркас! Баркас к спуску! — приказал Волк  капитан-лейтенанту Федору Козлову, своему помощнику, и передал на охраняемые танкеры:  —Застопорить ход, лечь в дрейф!
     Персидский залив — только одна, хотя, может быть, и самая важная забота контр-адмирала  Сергеева. А вообще, круг забот у командира отряда обширен, как сам Индийский океан: один  корабль заходит сегодня с официальным визитом в дружественную страну, другой осуществляет  проводку танкера в Персидском заливе, третий только прибыл в океан и занимается интенсивной  учебой, у четвертого заканчиваются запасы топлива и продовольствия, у пятого на борту заболел моряк, требуется срочная операция, и т.д. и т.п. И все это необходимо должным образом обеспечить, согласовать с различными советскими и зарубежными инстанциями, состыковать по времени.  Очень многое приходится держать под постоянным контролем и лично решать командиру отряда. Не  меньше вопросов, решения которых необходимо добиваться от вышестоящих начальников и  береговых служб. Принципиальное отстаивание интересов дела в таких случаях нередко сопровождается раздражением тех или иных инстанций, ухудшением взаимоотношений с должностными лицами. Но Сергееву заниматься реверансами некогда. Он находится, так сказать, на передовой флота.
     Во время плавания я подметил у Валерия Николаевича такую особенность: куда бы он ни переходил с флагманского корабля, рядом с ним всегда был кто-то из политработников.
     Оказалось, это не просто дань уважения когорте комиссаров, как тепло называет Сергеев политработников, не только стремление любой вопрос рассматривать и изучать комплексно— и с военной, и с политической точки зрения, но и личная потребность. Для того, чтобы это объяснить, нужно сказать несколько слов о характере Валерия Николаевича. Это натура горячая, увлекающаяся, бурная. Мне лично, наверное, и многим другим такие люди очень симпатичны. Они не бывают равнодушными, делу отдаются без остатка. Но одна беда: такой человек способен дать волю своему темпераменту, как говорится, рубануть сплеча. Валерий Николаевич с лейтенантских пор вырабатывает в себе внутреннюю дисциплину. Его воле, выдержке многие могли бы позавидовать — они под стать его темпераменту. Тем не менее, относясь к себе крайне самокритично, Сергеев считает, что должен по возможности чаще работать в тандеме с политработником. Все это идет от высокой требовательности к себе как к руководителю и демократичности.
     Не хотелось бы, чтобы у читателя сложилось впечатление, будто Сергеев только и делает, что прислушивается да присматривается к окружающим. Нет, поступки и решения контр-адмирала не так уж редко расходятся с общепринятым мнением, и, если он убежден в их практической  целесообразности, переубедить его невозможно. Скажем, вразрез со сложившейся на флоте практикой, корабли отряда совершают переходы из районов боевой учебы в места отдыха и пополнения запасов не экономическими ходами, а полными. И никакие «фитили» не способны заставить Сергеева экономить топливо, как он считает, за счет здоровья и настроения    подчиненных. Не приемлет Валерий Николаевич и утвержденных норм расходования  учебного  боезапаса, так как считает, что они основаны на уравниловке, а на деле для поддержания  необходимого уровня боеготовности одному кораблю нужно снарядов больше, другому — меньше, в зависимости от реальных навыков экипажа. Контр-адмирал бывает неумолимым, и, может быть, даже слишком жестким к людям, в отношении которых убежден, что они проявили  непорядочность, нечестность. Я, например, был свидетелем такого непростого случая. На одном из  кораблей, прибывших в Индийский океан, Сергеев встретил сына своего давнего приятеля, с которым был знаком еще с лейтенантских лет. Контр-адмирал долго и с радостью беседовал с ним. А через несколько дней ему доложили, что этот молодой офицер допустил серьезное нарушение  дисциплины. Сергеев мог бы в данном случае быть и поснисходительнее. Думаю, многие поступили бы на его месте именно так. Контр-адмирал отстранил молодого офицера от выполнения служебных  обязанностей и отправил с оказией в Советский Союз. Невозможно однозначно воспринять такое  решение, но ясно одно: это решение человека, для которого боеготовность, дисциплина — нравственные категории высших порядков.
      ...Из Индийского океана мы возвращались с Валерием Николаевичем вместе, как говорят моряки, с оказией. После многомесячного плавания ему был предоставлен послепоходовый отдых. Не прошло и нескольких дней, Сергеев заскучал без любимого дела. Вначале мы говорили о том, что ждет нас на берегу. Но постепенно темы бесед снова вернулись к проблемам отряда. Валерий Николаевич делился замыслами некоторых изменений в организации боевой подготовки, которыми он займется после возвращения с Родины. Отпуск еще и не начался, а адмирала уже звали его корабли».

Капитан 2 ранга С. ИВАНОВ.

Газета «Красная Звезда».
 
ПБС ПЛ «Волга». Учение по съёмке с якоря контролирует контр-адмирал Сергеев В.Н.
 
 
Кап. 3 ранга Овчинников А.Б., подполковник Крупцов А.А., кап. 1 ранга Иващенко В.И.,
кап.1 ранга Нейбург А.А., кап.2 ранга Коватёв В.И., к-адмирал Сергеев В.Н.,
к-адмирал Зеленков В.А., кап. 3 ранга Новиков А.П. перед контрольным выходом корабля.
 
 
Контр-адмирал Зеленков В.А. и контр-адмирал Сергеев В.Н.
Уточнение задачи кораблю на контрольный выход.
                 
На борту корабля управления  праздничные мероприятия.
За достигнутые успехи в боевой и политической подготовках
кап. 3 ранга Исаченко А.А. награждается грамотой.
 
 День ВМФ - 1987 год. Рейд о. Сокотра (НДРЙ).
На снимке: кап.1 ранга Бояркин В.Д., кап.2 ранга Алпатов Ю.П., кап.1 ранга Соломахин Н.И.,
кап.2 ранга Колодкин Б.Н., кап. 2 ранга Заугаров Н.Н., кап.2 ранга Пащенко В.И.,
кап.1 ранга Бирилло Н.Н., кап.2 ранга Поздняковский В.П., контр-адмирал Сергеев В.Н.,
кап.2 ранга Рожанский В.Е., контр-адмирал Карлин А.И., кап-лейтенант Савчук А.И.,
кап.2 ранга Лещенко А.А., кап.2 ранга Плесцов Г.Е., кап-лейтенант Губанов А.Н.,
подполковник м/службы Широких В.Г., мичман Дронов А.А., ст. мичман Балко М.В.,
ст. мичман Коваленко В.П.
 
                        Вице-адмирал
                        Сергеев  Валерий Николаевич.
 
                     
 
Родился 17 .08.1938г. в г. Ружино Приморского кран.
1955—1959гг.— курсант артиллерийского факультета ТОВВМУ им. С.О.Макарова.
Сентябрь 1959 — декабрь 1959гг.— командир группы управления БЧ-2  ЭМ пр. 30бис «Величавый» 52-й брэм 15-й дивизии кораблей ТОФ.
Декабрь 1959 — февраль 1961гг. — командир группы управления БЧ-2  ЭМ пр. 30бис «Вспыльчивый» 174-й брэм ТОФ.
Февраль 1961 — август 1961гг. — помощник командира батареи универсального калибра КРЛ «Адмирал Лазарев».
Август 1961 — сентябрь 1964гг.— командир башни дивизиона главного калибра, командир группы управления дивизиона универсального калибра КРЛ «АдмиралЛазарев».
Сентябрь 1964 — ноябрь 1968гг. — командир БЧ-2 ЭМ пр. 56 «Веский» 175-й бррк.
Ноябрь1968 — июль 1969гг.— слушатель ВСОК ВМФ, г. Ленинград.
Сентябрь 1969 — октябрь 1971гг. — флагманский артиллерист, начальник ПВО 202-й брплк ТОФ.
Октябрь 1971 — октябрь1973гг.— старший помощник командира КРЛ «Дмитрий Пожарский».
Октябрь 1973 — октябрь 1975гг.— командир БПК «Владивосток».
Октябрь 1975 — март 1979гг. — командир КРЛ «Дмитрий Пожарский».
Март 1979 — октябрь 1981гг.— командир КРЛ «Александр Суворов».
Октябрь 1981 — июль1982гг.— слушатель Академических курсов офицерского состава при ВМА им. А.А.Гречко.
Июль1982 — январь 1983гг. — командир 82-й бр кораблей резерва.
Январь1983 — июль 1986гг. — слушатель Военно-морской академии им. А.А.Гречко (окончил факультет заочного обучения с отличием).
Январь 1983 — март 1985гг. — командир 119-й брнк 17-й опэск.
Март 1985 — апрель1987гг.— начальник штаба — 1-й заместитель командира 8-й опэск ВМФ.
Апрель 1987 — октябрь 1991гг.— командир 8-й опэск ВМФ.
В 1990г. присвоено воинское звание «вице-адмирал».
Октябрь1991 — декабрь1993гг. командир Керченско-Феодосийской ВМБ — начальник 31-го Научно-испытательного центра ВМФ.

 С декабря 1993г. в запасе.

 


 

 

Компиляция – Лихацкий Ю.В.