Балданов Р.И.
 
Здравствуйте Юрий Васильевич!
Прочитал материалы про Индийскую эскадру и 933 ПМТО.
Лично я 3 раза  был на острове Нокра  в составе экипажа "ПМ-129".
Начинал ст. л-том прикомандированным штурманом в 1986 и закончил кап. 3 р., командиром ПМ в изложенных Вами событиях 1990-1991 гг. 
Эвакуация ПМТО выполнялась под руководством командира "конвойной бригады" кап. 2 ранга Бурцевым Владимиром Николаевичем (штатная должность на тот момент - НШ БРК КВФ, в последствии - контр-адмирал, начальник УВС ВМФ).
Прошу ознакомиться с прикрепленным файлом и если есть возможность внести соответствующие действительности дополнения.
Полагаю, что это существенно меняет суть изложенного для объективного повествования событий.
С уважением, кап. 3 ранга в отставке Балданов Рабжан  Ишигэдэевич
 
 

Re: Про эвакуацию 933 ПМТО

балданов рабжан13 января,
 
Юрий Васильевич!
 
 Раздел эвакуации ….
ПМ-156 получила приказ от к.2р. Бурцева В.Н. командира конвоя двигаться в составе конвоя.
Конвой формировался за пределами тервод  Эфиопии. Была специальная для все наших точка входа или рандеву.
До нее идти - весь день чапать !!! Вот с этой точки ПМ-156 и получила задание принять на буксир МБСС с пожарной машиной на борту. А, МБСС с Дахлака тащила ПМ-129 зацепив ее за СХ-500!!!
В точке формирования конвоя БДК-101 (к.3.р Сергей Мельников) принял от ПМ-129 СХ-500, ПМ-129 взяла Буксир, который потом конвертовала в Адене, а ПМ-156 приняла МБСС и по большому счету не слишком старалась выполнять задачу. ПМ не предназначена для буксировки, технически это чревато нарушением правил эксплуатации ГД. Самым малым ходом можно идти в течении часа, потом надо прожечься. Если это не сделать, то как минимум лопается компенсационное кольцо на газоходе от возгорания осевшей сажи …. Все делалось так, что бы избавиться от буксировки. МБСС начала принимать воду, ПМ-156 только докладывала об увеличивающемся  крене и ничего не делала для ее спасения...  я присутствовал при всех этих тревожных переговорах …..
А, тут ПМ-156 - герои и вся эвакуация ПМТО  - это утопление МБСС.
 
С уважением, Балданов Р.И.
 
 
 
 
 
Исход из Эфиопии. Закрытие базы ВМФ СССР в 1991г.
 
      Поход «ПМ-129» 1990-1991г.г. ВПЗ. Как всё было видно с борта ПМ.
 
        Выполнение поставленных задач началось с выхода из порта Владивосток, когда на борт было принято порядка 200 человек личного состава для доставки в ВМБ Кам-Рань (Вьетнам). Доставили без замечаний.
        Далее маршрут шёл, как и всегда через Сингапурский пролив, Малаккский пролив. Мальдивские острова прошли через проход  Второго градуса (в 1986 и 1989 шли проходом  Восьмого градуса) и специально сместились чуть южнее с умыслом пересечения экватора. Перешли в другое полушарие – Южное, отпраздновали это неординарное событие для  военного моряка специально подготовленным спектаклем  и пошли дальше. Зашли в порт Аден для пополнения запасов пресной воды, скоропортящихся продуктов и отдыха экипажа.
         К сожалению, пока шли Индийским океаном, часть экипажа получила достаточно серьёзное расстройство желудка. Расследование показало, что это произошло  от употребления компота, его готовили один раз сразу на обед и ужин и хранили в обычных условиях. Случилось так, что сахар, жара и др. обстоятельства к вечеру сделали своё дело. Медицинская служба справилась с ситуацией, хотя ничего хорошего в этом не было.
        В территориальные воды Эфиопии вошли в июне 1990 года. По приказу 8 ОПЭСК прибыли на рейд порта Ассеб,  где приняли на борт  офицеров высшего командования ВС Народно-Демократической Республики Эфиопия и их группу военных советников (офицеров ВС СССР) во главе с советником Командующего ВМФ Эфиопии В. Фёдоровым (в последующем адмирал, командующий КТОФ 2001-2007гг) для последующей доставки на остров Нокра, архипелага Дахлак. Что было исполнено.
         Опять была работа для  медицинской службы. Офицеры ВС Эфиопии и их военные советники были доставлены с берега катером ВМС Эфиопии, во время его швартовки при волнении более 3 баллов один из матросов команды катера упал в воду и  был придавлен его корпусом к борту корабля. Пострадавшему была оказана первая медицинская помощь, в том числе с применением медикаментов группы «А».
          На борту «ПМ-129» в различное время находились и размещались: командир 8 ОПЭСК контр-адмирал В.Сергеев, начальник тыла ВМФ СССР адмирал И.Махонин и начальник отдела боевой подготовки Главного политического управления СА и ВМФ, последовательно сменили друг друга два походных штаба 85 Оперативной бригады надводных кораблей 8 ОПЭСК. «ПМ-129» была флагманским кораблём бригады.
          На борту «ПМ-129» начальник тыла ВМФ СССР адмирал И.Махонин проводил совещание с офицерами командования ВС Эфиопии, т.е. ПМ была территорией, где высокие договаривающиеся стороны решали вопросы дальнейшего развития событий и 933 ПМТО.
          В пункте базирования пирс №2 делился на две половины: с одной стороны «ПМ-129», водолазное судно «ВМ-413» Черноморского флота и в зависимости от состава оперативной бригады – морской тральщик или катер, с другой – корабли и катера Северного Военно-Морского Командования ВМС Эфиопии, порядка 10 единиц.
          В ночь 5 июля 1990 года катера НФО Эритреи совершили  нападение на корабли ВМС Эфиопии находящихся в дозоре на подходах к архипелагу Дахлак, одновременно начался обстрел базы с ближайших островов реактивными снарядами «Град». Эфиопские сторожевой корабль Проекта 159 и ракетный катер Проекта 205 получили повреждения, но смогли самостоятельно вернуться с внешнего рейда и стать к пирсу №2.  Разрушений, повреждений на ПМТО и попаданий в корабли Оперативной бригады не случилось. С этого дня, постоянная угроза нападения подводных диверсионных сил дополнилась угрозой высадки десанта и ракетно-артиллерийским обстрелами острова. Осмотр осколков показал, что реактивные и артиллерийские  снаряды калибра 130 мм возможно были китайского производства, т.к. на них чётко различались иероглифы.   
          Экипаж «ПМ-129» был разделён на две части, одна часть при объявлении «Боевой тревоги», обстреле готовит корабль к отходу от пирса, другая – боевой взвод, сходит на берег и занимает позиции в окопах у пирса с целью дать возможность кораблю отойти от пирса в случае высадки десанта.
          Весь период нахождения ПМ у пирса №2 острова Нокра команда водолазов была в постоянной готовности и работе. «ПМ-129» имела стальной винт. Обнаружилось, что винт подвергается коррозии, ничего удивительного, но то, как это происходило у ПМ было слишком интенсивно и заметно. Коррозия могла нарушить балансировку винта. Для предотвращения дальнейшего разрушения винта его «заземляли» специальным кабелем. При обстреле,  «Боевой тревоге» водолазы погружались и отсоединяли кабель, потом обратно подсоединяли и так 32 раза туда и обратно, не считая профилактических  осмотров подводной части корабля и пирса от возможного минирования, чистки решёток кингстонов  и других,  прочих погружений.
          Изначально остров оставлять не планировалось, свидетельство тому - заход  двух наших (советских) транспортов.
          На первом, в июле 1990 года доставили военное имущество, систему залпового огня «БМ-21» и специальные броне-колпаки, которые выставили в том числе и на подходе к пирсу №2. «БМ-21» использовалась для контрбатарейной стрельбы и профилактического огневого накрытия ближайших островов, с которых  эритрейцы могли или вели обстрел базы. Географические координаты позиций для стрельбы «БМ-21» уточнялись по грифованной карте острова («секретно») находящейся на борту «ПМ-129».
          После того, как боевой взвод «ПМ-129» оборудовал себе огневые позиции на берегу и провёл пару учебных стрельб, а морская пехота с «БДК- бортовой №081» демонстративно и профессионально определилась с рубежами обороны ПМТО в новых условиях эфиопские военнослужащие на пирсе и берегу стали подчёркнуто, демонстративно выполнять ритуал воинского приветствия («отдавать воинскую честь») советским военнослужащим.
          Второй транспорт – судно «Карамара» (тип РО-РО) доставил комплекс тактической ракеты для обстрела порта Массауа и побережья, захваченного сепаратистами. «ПМ-129» специально выходила на внутренний рейд, освобождая пирс. Пуск ракеты был выполнен. Ответ противоположной стороны не заставил себя ждать – начались обстрелы крупнокалиберной артиллерией.
          Стрельба по базе крупнокалиберной артиллерией значительно усложнила ситуацию.  До этого обстрелы проводились в ночное время, что позволяло нашей стороне определять место старта по работе двигателей реактивных снарядов и вести контрбатарейную стрельбу. Применение ствольной артиллерии днём делало невозможным определение позиции стрельбы, кроме того, по султанам разрывов было видно, что ведётся корректура огня.
          В начале августа на острове Нокра, на пирсе №2, где стояла "ПМ-129" побывал Президент и Председатель Государственного совета Эфиопии Мингисту Хайле Мариам, прошёлся по верхней палубе двух ракетных катеров ВМС Эфиопии стоящих первыми корпусами у пирса и дальше не пошёл, вернулся на пирс и удалился на берег. По всему было видно, что Президент был в гневе т.к. один из матросов выполняя работы по уходу за гранатомётом на шкафуте катера не заметил приближения Верховного Главнокомандующего, растерялся и не освободил проход. Была информация, что этот смотр состояния войск в целом на архипелаге Дахлак Председателем Госсовета стоил жизни нескольким высшим офицерам ВС Эфиопии.
          В декабре 1990 года ПМ совершила заход в порт Джибути для пополнения запасов пресной воды и продуктов для себя, ПМТО и всех кораблей бригады. Экипаж отдохнул и имел возможность схода на берег, корабль оказал символическую материальную помощь дипломатическому представительству СССР  в республике Джибути.
         На обратном пути, при подходе пролива Массауа Южный, на подходе к острову Нокра  «ПМ-129» подверглась артиллерийскому обстрелу. Предположительно обстрел велся с мыса Рас-Корали на полуострове Бури, надводные цели в радиусе 15 миль отсутствовали. Первые разрывы снарядов с нулевым отклонением по пеленгу стрельбы (султаны наблюдались прямо через  дверной проём ГКП) легли с недолётом метров 150. Накрытия артиллерийским огнём удалось избежать совершением манёвра для быстрого смещения с  линии пути корабля (манёвр коорданат) и быстрой и грамотной постановкой дымовой завесы торпедным катером «Т-72» (бортовой № 353), который продолжал прикрытие ПМ до её захода  в базу.
           В первых числах  февраля «ПМ-129» сменила место стоянки, перешла к  пирсу №1 расположенному в конце судоходной части прохода  став лагом правого борта с отдачей якорей к несамоходному судну хранения «СХ-500». Это было штатное место морского тральщика. Соответственно МТ «Дизелист» остался на внутреннем рейде. По корме СХ и ПМ ошвартовалось водолазное судно «ВМ-413». С другой стороны пирса стоял «БДК- бортовой №081». Таким образом, пирс №2 был освобождён от присутствия кораблей ВМФ СССР. Торпедный катер «Т-72» продолжал базироваться у левого борта «ПМ-129».
         С учётом того, что за несколько дней до этого в базу заходила «ПМ-156» (ПМ выполняла переход после ремонта в Польше к месту своего постоянного базирования в порт Петропавловск-Камчатский) и тоже стоявшая у пирса №1 для погрузки имущества, можно было сделать вывод, что общая обстановка постепенно склоняется к эвакуации базы.
         Становилось ясно, что 933 ПМТО и корабли оперативной бригады, «ПМ-129» у пирса №2 в т.ч. своим присутствием оказывают воздействие на Национальный Фронт Освобождения Эритреи, воспрещают и сковывают их действия, т.е. создают благоприятную обстановку для правительственных войск Эфиопии в конкретной зоне боевых действий – архипелаг Дахлак.
         Было бы наивным полагать, что НФО Эритреи не имел хотя бы одного одномоторного, одноместного самолёта способного  сбросить хотя бы одну зажигательную  бомбу на пирс №2, или что у правительственных войск были наши советники, а НФО никто не советовал и не помогал и не поставлял им вооружение и они нигде не могли найти одной высокоточной тактической ракеты. Присутствие на острове Нокра ВС СССР было щитом, который сдерживал развитие конфликта и за который прятались правительственные войска Эфиопии.
        Более того, все корабли и катера 85 оперативной бригады: МТ «Разведчик» ЧФ, «АК-312» ЧФ, МПК «Комсомолец Молдавии» ЧФ, МТ «Дизелист» ЧФ, МТ «Параван» ТОФ, «Т-72» БФ  последовательно меняясь в описываемый период, были под обстрелом, стреляли сами и только двое из них не имели в своём послужном списке  конкретного счёта потопленных катеров НФО Эритреи.  МТ «Разведчик» и «АК-312» были первыми, кто открыл этот счёт.  «ПМ-129» заходила в базу в охранении МТ и АК. Из тех, кто был при оружии и не стрелял, так это «БДК- бортовой №081» с десантом на борту и «ПМ-129», это не входило в их функции по предназначению в составе оперативной бригады. «ПМ-129» была охраняемым кораблём и её очередь стрелять могла быть только после гибели кораблей и катеров охранения.
        Постоянные ракетно-артиллерийские обстрелы базы и конвоев обеспечения жизнедеятельности ПМТО, фактическая военная блокада острова Нокра значительно осложнили использование базы по назначению для нужд ВМФ СССР. Вынужденное участие в боевых действиях, угроза высадки десанта и возможный захват острова предопределял дальнейшее вовлечения ПМТО, кораблей 85 ОПБНК и подразделения БДГ морской пехоты в более масштабный вооруженный конфликт, что не входило в планы ГШ ВМФ и внешней политики СССР.
        В сложившейся обстановке 6 февраля 1991 года Главнокомандующий ВМФ СССР приказал,  дословно, из текста ТЛГ: «вывести все силы ВМФ СССР с острова Нокра архипелага Дахлак из-под удара сепаратистов».
6 февраля в 10 часов командир 85 оперативной бригады надводных кораблей кап 2 ранга Бурцев Владимир Николаевич (в дальнейшем начальник УВС ВМФ, контр-адмирал) поставил перед командиром «ПМ-129» боевую задачу: «в течении 6 часов принять на борт весь личный состав 933 ПМТО, приданных ему сил и выйти на внутренний рейд архипелага, заняв безопасное место якорной стоянки» и пояснил, что все подразделения и корабли имеют соответствующие тому задачи.
Экипаж корабля был построен по сигналу «Большой сбор» и проинформирован о предстоящих действиях, начали подготовку помещений для размещения личного состава ПМТО, их личного оружия и имущества.
        Первым для размещения прибыл личный состав «Плавучего дока – 66» на своём рабочем буксире и баркасе. Погрузились, РБ и баркас были у пирса, потом, что бы не мешали их перегнали к пирсу №2, привязали, там и оставили.
        Следующими прибыли и погрузились подразделение «морских котиков» и взвод ПВО.
Каждому подразделению представлялись помещения для хранения личного оружия, имущества и далее размещался сам личный состав. У дверей помещений выделенных для хранения личного оружия с заносом первого ящика имущества выставлялась вахта на правах часового из числа этого подразделения. Грузовые автомобили ПМТО используемые для доставки имущества на завершающем этапе эвакуации просто отгонялись с пирса на берег и там оставлялись.
        Личный состав «ПМ-129» оказывал помощь в заносе имущества на борт. Любая грузовая операция с пирса №1 на «ПМ-129»  выполнялась через борт «СХ-500», т.е. требовалась ещё одна перегрузка и привлечение дополнительного личного состава.
Погрузка имущества ПМТО, его арсенала, медицинского и прочего имущества, документации и т.д.  продолжалась до 17.00.  При этом на борт были погружены и на центральной надстройке поставлены, закреплены 2-е «ЗУ-23» взвода ПВО. Зенитные установки были поставленные с возможностью ведения стрельбы на любой борт совместно или раздельно.
В 17 часов 14 минут с флагштока ПМТО был спущен флаг СССР. В 17.20 началась погрузка самого личного состава 933 ПМТО. Вначале личный состав был построен на пирсе, проверен на 100% наличие, погрузка прошла быстро. Для скорейшего завершения  действий личный состав ПМТО просто следовал по верхней палубе на шкафут, там и оставался со своим личным имуществом, размещение по жилым помещениям было отложено на более позднее время. Как только последний военнослужащий подразделения 933 ПМТО поднялся на борт «ПМ-129» был объявлен «Аврал» и начаты действия по съёмке с якоря и швартовых.
В 18.00 «ПМ-129» отошла от борта «СХ-500» и начала движение   на внутренний рейд архипелага. Вышли на внутренний рейд, стали на якорь, приступили к размещению по жилым помещениям личного состава ПМТО. 
         Экипажу ПМ пришлось потесниться, комфорта явно не хватало, спали на диванах, палубе кают и кубриков, в столовой.  Одно радовало - постельных принадлежностей (матрацев, подушек и т.д.) хватало на всех. Два камбуза, два буфета кают компаний, две хлебопекарни и три столовых личного состава работали на приготовление пищи круглосуточно. Определились со столованием всех категорий личного состава и организацией внутреннего порядка. В вопросе организации быта продовольственные и медицинские службы корабля и ПМТО сработали слаженно, без замечаний и каких либо нареканий до самого завершения похода.
В последующем «ПМ-129» получила новую задачу: «подготовиться к буксировке несамоходного судна хранения «СХ-500» водоизмещением 2500 т вместе с экипажем и выводу его с острова Нокра в порт Аден». Задача усложнялась тем, что по своим тактико-техническим данным «ПМ-129» не предназначена для выполнения буксировочных операций. Оценив  условия выхода из бухты и предстоящего плавания было принято решение завести с ПМ два буксирных конца через кормовой центральный клюз по одному на каждый борт бака буксируемого судна длинной 25-40 метров для прохода узкости  (пролива), дальнейшую буксировку выполнять на стравленной смычке якорь-цепи от стоп-анкера и длине буксира 200 метров.
Заведя короткие буксирные концы и дополнительные стальные для страховки, провели ходовые испытания, определили максимальную нагрузку по выходным параметрам на главный двигатель, скорость движения с буксируемым объектом и радиусы циркуляций. Составили Таблицу элементов движения «ПМ – 129» с «СХ-500» на буксире.  Результаты испытаний были доложены командиру 85 Оперативной бригады, на КП 8 ОПЭСК и в дальнейшем служили основанием  для принятия решения на вывод всех кораблей бригады с острова Нокра.
Взвод ПВО был включён в корабельное расписание «Обязанности в бою». Проведены совместные тренировки и учения с расчётами «ЗУ-23» и корабельных крупнокалиберных пулемётов ДШК на сигнальном мостике, определены сектора стрельбы, порядок подачи и исполнения команд с ГКП.
В ночь с 11 на 12 февраля 1991 года в условиях полных сумерек, в 4 часа утра «ПМ-129» в сцепке с «СХ-500» начала движение на выход. Выходили последними, т.к. существовала вероятность посадки на мель при проходе проливной зоны и закрытия фарватера для остальных кораблей.
         Фактические условиях прохода узкости значительно отличались от расчётных. В условиях полной темноты и соблюдения светомаскировки курс корабля пришлось задавать по курсоуказателю  НРЛС «Дон», идти на постоянной циркуляции,   практически полным ходом, т.к. на «Среднем ходе» при поворотах «СХ-500» успевала  сноситься течением с судоходной части фарватера. Существовал риск обрыва буксирных концов с «СХ-500», общая длинна «ПМ-129» с буксируемым «СХ-500» при поворотах постоянно не вписывалась в   размеры фарватера.
Благополучно вышли на внешний рейд архипелага, поменяли буксир, начали движение на выход из территориальных вод Эфиопии. Встречный ветер силою более 15 м/с и  волны высотой более 3 метров заметно снизили ходовые характеристики не только «ПМ-129» в связке с «СХ-500», но и морской баржи «МБСС-219», которую догнали по пути следования. Приняли от старшего на «МБСС-219» сообщение о сомнении в благополучном исходе их самостоятельного плавания, оценили обстановку и совершили маневр для взятия баржи на буксир от «СХ-500».
Таким образом, ведя на буксире «СХ-500» и «МБСС-219» прошли зону обстрела до заданной точки в нейтральных водах. На этом присутствии советских войск на 933 ПМТО, базе ВМФ СССР в Красном море на архипелаге Дахлак, о. Нокра, Эфиопии  закончилось.
Эвакуация 933 ПМТО выполнялась в составе конвоя «КОН-63» и «ПМ-129» была в нём замыкающим.
В точке нейтральных вод буксируемые суда были перераспределены. Далее  ПМ выполняла буксировку в порт Аден буксира «МБ-63». Переход выполнялся не в самых лучших гидрометеорологических условиях: сильный встречный ветер, волнение 3-4 балла. Для ПМки – ровным счетом ничего, а для буксируемого «МБ-63» – просто тяжёлые. Не менее сложными условия плавания оказались и для торпедного катера «Т-72».  Катер на подводных крыльях  не мог нормально всходить на волну, его постоянно заливало, накрывало волной, этих неприятностей "Т-72" мог бы избежать имея большую скорость движения, но вынужден был идти со скоростью конвоя. Между «ПМ-129», «МБ-63» и «Т-72» была установлена постоянная радиосвязь, были продуманы и оговорены  все возможные действия по оказанию помощи, так и шли все вместе, в постоянной готовности к худшему варианту развития событий.   «Т-72» шёл рядом, слева, параллельно «ПМ-129», на удалении не более кабельтова.
         При проходе Баб-Эль–Мандебского пролива пришлось остановиться примерно на час. Из-за невозможности соблюдения правил эксплуатации главного двигателя забился сажей и прогорел газоход. Личный состав мастерской проявил все свои лучшие качества, починились, пошли дальше.         
         Как только, вошли в Аденский залив, так стало известно, что «ПД-66» начал тонуть, т.к. эфиопская сторона не смогла организовать его обслуживание и содержание. Стали готовить ремгруппу из состава ПМ и личного состава «ПД-66». Когда доложили на 8 ОПЭСК о том, что группа сформирована и готова к работе, получили отбой, следовать по плану. «ПД-66» в свое время был выведен из Сомали, из Эфиопии уже не вывели.
В порту Аден «ПМ-129» стояла, имея у борта «СХ-500» и «РБ-63». Была выполнена перегрузка с «СХ-500» продовольствия, имущества и подготовка к буксировке (конвертовка) «МБ-63». Портовые правила Адена предписывают обязательную лоцманскую проводку и при выходе из порта лоцманская служба выполнила свои обязанности на «ПМ-129», но уклонилась от выполнения заявки относительно взятия на буксир «МБ-63». По приказу с 8 ОПЭСК «ПМ-129» должна была выйти из порта ведя на буксире «МБ-63». Ситуация: ПМ выходит  по фарватеру на внешний рейд, приказ не выполнен - буксир стоит на якоре в порту с заваренными иллюминаторами и дверями, разобщённой линией вала, не способный дать ход, приближаются сумерки. В сложившихся условиях «ПМ-129» пройдя на выход по фарватеру до приемного буя на внешнем рейде, развернулась и теперь уже в свою очередь, игнорируя лоцманскую службу, самостоятельно вернулась в порт, развернулась, взяла на буксир «МБ-63» и  вышла на внешний рейд. Операция была выполнена в пределах визуальной видимости лоцманской станции порта Аден, ни каких протестов и заявлений не поступило.
         В Аденском заливе была произведена передача продовольствия и имущества принятого от «СХ-500» на судно снабжения 8 ОПЭСК. Часть продовольствия судно снабжения отказалось принимать из-за отсутствия мест для его хранения. От этого же танкера произвели дозаправку топливом. Заправка выполнялась при волнении 4-5 баллов, на ходу, кильватерным способом при следовании на выход из Аденского залива.
Подразделение «морских котиков», было снято с борта «ПМ-129» и осталось выполнять свои задачи в зоне Индийского океана.
В последующем была выполнена доставка личного состава 933 ПМТО, «ПД-66», взвода ПВО  в ВМБ Кам-Рань и  порт Владивосток.
В ВМБ Кам-Рань «ПМ-129» стояла на якоре на внутреннем рейде одноимённой бухты, выполняя пополнение запасов  топлива и питьевой воды от стоявшего там же танкера. При стоянке корабля в бухте ПМ оказалась в центре событий  связанных со спасением утопающих. Экипаж спас трёх утопавших вьетнамцев, что послужило началом расследования милицией Вьетнама уголовных преступлений совершаемых в водах бухты группой лиц местного населения.   
         В марте 1991 года «ПМ-129» прибыла в  порт Владивосток и  стала у пирса в бухте Патрокол, там и был снят с борта личный состав 933 ПМТО.
         На протяжении всего перехода из Красного моря в порт Владивосток на борту «ПМ-129» шло разбирательство по поиску 3 пистолетов ПМ (пистолет Макарова). Пистолетов не хватало в арсенале 933 ПМТО. Это стало официально известно дней через 10 после эвакуации ПМТО. По докладу Командира 933 ПМТО в штаб 8 ОПЭСК считалось, что пистолеты находятся на борту «ПМ-129».  Разбирательство проводили  оперативно уполномоченные офицеры КГБ СССР. Пистолеты искали у всех подразделений находящихся на борту «ПМ-129», не нашли, как и не нашли доказательств того, что их вообще заносили на борт корабля.   По результатам расследования  никаких претензий в связи с недостачей пистолетов в арсенале 933 ПМТО к экипажу «ПМ-129»  и его командованию предъявлено не было, более того было официально заявлено о снятии каких либо подозрений с личного состава корабля участвовшего в погрузке указанного арсенала на предмет причастности к данному происшествию. 
         Во Владивостоке «ПМ-129» получила новую задачу: «выполнить буксировку вновь построенного Малого Противолодочного Корабля типа «Альбатрос» в порт Петропавловск-Камчатский». Всё хорошо, по-пути и главное – исполнение этой операции уже отработано в экипаже до автоматизма. Но, опять пришлось останавливаться как в Баб-Эль-Мандебском проливе, из-за газохода.  На этот раз всё было не так серьёзно как в прошлый, поэтому просто приблизились к берегу, южной оконечности побережья Приморского края, стали на якорь, доложились, починились, пошли дальше.
По приказу с Командного пункта КТОФ зашли в бухту Ракушка на побережье  Приморья, постояли пару дней. Почему  и для чего была остановка в бухте Ракушка не известно – не объясняли, видимо где-то были какие-то обстоятельства и при том не для разглашения, обошлось, справились без нас.
         Далее мимо острова Сахалин, проливом Фриза Курильской гряды вышли из Охотского моря в Тихий океан и повернули на Камчатку. С проходом мыса Поворотного полуострова Камчатка старший на борту новостройки МПК попросил дать возможность зайти в базу, в родное соединение Бригаду охраны водного района самостоятельно, своим ходом.
         МПК далее следовал самостоятельно, пообещав на прощание обеспечить проход «ПМ-129» по «зелёному коридору» и действительно, перед входом в Авачинскую губу в районе ожидания стояли два гражданских судна и РКР «Фокин», ждали пока пройдёт ПМ.  К пирсу стали при помощи буксира, т.к. ледовая обстановка не позволяла действовать самостоятельно.
         Всё, точка.
 
P.S.
         Территория архипелага Дахлак и окружающее его водное пространство в пределах границ территориальных вод Эфиопии, его остров Нокра в указанный период являлись линией фронта в вооружённом конфликте между Народно-демократической республикой Эфиопия и  Народно-освободительным фронтом провинции Эритрея.
Для Военно-Морского Флота СССР эвакуация базы с острова Нокра – уникальная операция по её выполнению и событиям связанными с этим - до, в период и после её завершения, последствиям, в т.ч. и на политической карте мира.
         Вскоре режим Мингисту Хайле Мариама пал, в Эфиопии поменялось государственное устройство, появилось новое государство Эритрея, Эфиопия утратила  морское побережье, лишилась портов и выхода к морю.
         
Главное действующее лицо при эвакуации базы с острова Нокра - “ПМ-129”, её экипаж.  Все уходили сами и только “ПМ-129” приняла и разместила на своём борту личный состав  933 ПМТО и приданные ему силы (взвод ПВО, подразделение «Морских котиков», личный состав плавдока «ПД-66»), его оружия, имущества, документации, выполнила вывод и буксировку несамоходного судна хранения «СХ-500» с личным составом на борту за пределы тервод Эфиопии.
На этом присутствии советских войск на 933 ПМТО, базе ВМФ СССР в Красном море на архипелаге Дахлак, о. Нокра, Эфиопии  закончилось.
         12 февраля 1991 года.  Всё случилось в эпоху перемен  …
 
http://www.proza.ru/2013/02/07/2268  "Меня поздравили!"
 
         
   Проза жизни "ПМ -129"
 
         "Люди в воде"              http://www.proza.ru/2013/02/07/297  
         "Большая приборка"     http://www.proza.ru/2013/02/11/1934  
         "Мы чемпионы!"           http://www.proza.ru/2013/02/10/1674
         "Документ"                http://www.proza.ru/2013/02/20/2406
         "Всё в шоколаде"         http://www.proza.ru/2013/01/12/225
         "Стой, пацан или когда учат - надо учиться"  http://www.proza.ru/2013/01/19/170
         "Как я сдал Ангела"     http://www.proza.ru/2013/01/24/2064
         "Имя - 129"                http://www.proza.ru/2013/02/16/173